Осквернение святыни. При Марфо-Мариинской Обители откроют центр православной моды » Москва-Третий Рим
» » » Осквернение святыни. При Марфо-Мариинской Обители откроют центр православной моды
spytim.ru
Тойвуд







разное / мнения

Осквернение святыни. При Марфо-Мариинской Обители откроют центр православной моды

alt
"Вопрос о том, как одеваться в храм, конечно, непринципиальный, это вопрос десятистепенный. Если будет такое ателье, то это только разнообразит нашу жизнь. Ничего плохого в этом нет. Одеваться в храм нужно прилично, больше ничего не надо, никаких других требований к одежде в храме не существует", – сказал в интервью "Русской линии" известный московский священник, председатель Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями митрофорный протоиерей Димитрий Смирнов, комментируя появление при Марфо-Мариинской обители центра православной моды.

При Марфо-Мариинской обители милосердия в Москве будут работать мастерская и магазин стильной одежды для православных женщин. "Я всегда смотрю на фотографии XIX века. Люди надевали все самое красивое и шли в храм – это был праздник встречи с Богом", – рассказала журналистам настоятельница обители. Она назвала вредным стереотипом распространенное в прежние годы мнение, что "если ты выглядишь достойно, то ты не настоящая православная, а у настоящей должно быть все перекошено, чулочки приспущены".

Настоятельница призвала верующих следовать в одежде примеру Великой княгини и преподобномученицы Елизаветы Федоровны – основательницы Марфо-Мариинской обители, которая служила образцом аккуратности и хорошего вкуса. "У нас уже есть мастерская, которая производит трикотаж. Мы будем стараться, чтобы в нашем магазине православная женщина всегда могла выбрать себе красивую длинную юбку", – заключила она.


Комментарий Алексея Добычина

Ничего удивительного в Марфо-Мариинской Обители милосердия не произошло. Это закономерное следствие тех беззаконий, которые там творились последние 3 года. После ее разорения и разрушения, изгнания приютских детей и 70-летней настоятельницы монахини Елисаветы (Крючковой), которая с помощью Божьей возродила обитель и стала этим сирым детям мамой, бабушкой, ничего другого и не стоило ожидать.

После захвата Обители, в ней уже торговали мясными изделиями. Причем, даже в пост. Почему бы и Дом православной моды не сделать?!  А что? Будут гламурные "православные" барышни заезжать на лимузинах и покупать себе стильные вещички для посещения корпоративных богослужений. Только пусть беззаконники знают то, что мода заканчивается тем, если прочитать ее справа налево, т. е. - адом. 

При святой прпмуч. Елисавете, как и при ее верной последовательнице м. Елисавете (Крючковой), Обитель была пристанищем нищим, больным, сирым и убогим. Сегодня же из нее сделали пятизвездочный приют для богатых и очень богатых.

altНа наших глазах происходит тотальная апостасия, т. е. богоотступничество. Священноначалие и священство с молибогами призывают нас подражать не духовному подвигу святой Елисаветы, а платьям и внешнему облику ее до своего служения Богу. Ведь после открытия ею Обители, она носила исключительно облачение.

Дивны дела Твои, Господи!  Как все повторяется. Монахиня Елисавета (Крючкова) почти полностью повторила судьбу своей небесной покровительницы - святой Елисаветы. Только в шахту ее не сбросили. И то, возможно, потому, что не смогли ее найти после изгнания.

А матушка Елисавета и сегодня, в своих преклонных годах и массой болезней, смиренно несет свой тяжелый крест служения выброшенным на улицу приютским детишкам. Она вынуждена ходить с протянутой рукой, чтобы собрать деньги, так необходимые для оплаты аренды квартиры, полноценного питания детей, обучения их в школах, колледжах и пр. Ей патриарших часов Breguet хватило бы почти на год содержания детей. Но, увы. Они ему нужнее. 

Стоит отметить и то, что сразу после окончания реставрации зданий обители, прямо накануне юбилейных торжеств 2009 года, фасадные стены покоев Великой княгини Елисаветы и храма Марфы и Марии потрескались неестественным образом.

Сама основательница Марфо-Мариинской обители Великая княгиня Елизавета Федоровна дала всем православным верующим Знак свыше. Богу не угодно золочение куполов и раскраска стен, если нет милосердия к близким своим, а особенно к сирым и убогим детям. 

авм

Предлагаю к прочтению статью (с некоторыми добавлениями), которую я написал еще полтора года назад. Но она актуальна и сегодня, т. к. ничего с тех пор  в лучшую сторону не изменилось. Даже наоборот... 

Рейдеры в православном обличии.

Глазами очевидца.

2 февраля 2006г. в Марфо-Мариинскую обитель милосердия на Большой Ордынке ворвались вооруженные автоматами калашникова люди в форме. Во двор въехало несколько шикарных иномарок, из которых не спеша вышли четыре человека в церковных облачениях, рядом с которыми услужливо крутились молодые мужчины, одетые во все черное. 

По всем помещениям Обители прошли «двойки» женщин неопределенного возраста, которые в грубой форме выгнали всех постояльцев, прибывших в Москву на богомолье и получивших временный приют в Обители.

Священники поднялись на второй этаж и разместились в гостиной Великой княгини Елисаветы Федоровны. Во главе группы сидел епископ. Рядом с ним находились три священника. По коридорам бегали молодые  семинаристы, забегая в гостиную и докладывая Владыке оперативную обстановку: «Сейф открыт, но в нем ничего нет», «Монахинь сейчас из обители отправим», «Ищем документы…» и т. д.

Узнав, что перед ним крымский попечитель детского приюта Обители, епископ предложил присесть и стал задавать вопросы: «Вы совершали покупку и оформление домов и земли для отдыха детей обители в Севастополе. Сколько они стоили? Далеко ли от них до моря? Сколько под ними земли? Где документы на дома и землю?» и т. п. На ответный вопрос к епископу: «Что здесь происходит?» последовало молчание. Молчание за молчание. Встреча закончилась.

Перепуганные старшие дети обительского приюта, успевшие вернуться из школы, испуганно и затравленно смотрели на происходящее. Когда один из розовощеких семинаристов грубо крикнул монахиням обители: «Марфа! Варвара! Собирайте свои вещи, и чтобы вас здесь через 10 минут не было!», дети заплакали. Когда монахини собрали вещи, появились девять младших воспитанниц обители. Они бросились к монахиням, но их оттащили. Под рев детей обе женщины пошли к выходу, где их ждала машина. Их толкали в спину. Монахине Варваре, которая страдает ДЦП, не дали взять палку. Дети на пороге обители стали драться с женщиной, которая не давала им подойти к монахиням. Они кричали и рвались на мороз, чтобы обнять уходящих Варвару и Марфу. Малыши ревели на всю улицу.

Как выяснилось позже, в тот день, якобы, произошло ограбление обительского храма. Непонятным образом в один и тот же момент оперативно прибыли вооруженные сотрудники МВД, прокурор, епископ со священниками и семинаристами. Тут же прибыли сотрудники новой охраны Обители, которые в первые же минуты приступили к своим обязанностям. На руках у епископа уже было распоряжение об увольнении настоятельницы Обители монахини Елизаветы (Крючковой), к этому времени находящейся уже третью неделю в больнице, отчислении ее и монахинь Марфы и Варвары из сестричества в связи с реорганизацией Марфо-Мариинской обители. Вторым документом было распоряжение архиепископа о назначении и. о. настоятельницы Натальи Молибоги, которая также прибыла вместе с епископом и лично руководила «двойками» зачистки обители от лишних свидетелей.

Каждый из команды четко знал и выполнял свои функции. Все происходило настолько оперативно, слаженно и согласовано, что возникла полная уверенность в предварительной спланированности и подготовленности операции.

Марфо-Мариинская обитель милосердия очень знаковое для России место. Значимость этих стен хорошо описывается известным высказыванием: «Это один из объектов, где мы можем попросить прощения у прошлого. Это очень важно в плане нашего сознания».


alt
Благотворительность, милосердие и сострадание связаны со всей жизнью ее основательницы – супруги московского генерал-губернатора великого князя Сергея Александровича, погибшего от руки террориста. После смерти мужа баснословная красавица сестра царицы Александры Федоровны Романовой Елизавета Федоровна на собственные средства приобрела участок, дом с садом на Ордынке и основала здесь Марфо-Мариинскую обитель труда и милосердия. Обитель не была монастырем. Насельницы носили название крестовых сестер и соблюдали обеты нестяжания, целомудрия и послушания. В здании на Большой Ордынке, 34, были созданы бесплатная больница, амбулатория, аптека (часть лекарств выдавалась бесплатно), приют, столовая для неимущих. Сестры не ограничивались трудом в стенах обители – их знали и в детских приютах, и в лазаретах, и многие нуждающиеся и многодетные семьи – именно туда они приходили и с реальной помощью, и со словом утешения.

Сестры обители большей частью приходили по рекомендации, многие девушки были из привилегированного класса. Тем не менее, они не чурались никакой работы, жили по довольно строгому Уставу, написанному самой княгиней, осваивали азы медицины, ухаживали за больными, преподавали в приюте, работали в мастерских. Доход от проданных изделий без остатка поступал в пользу семей раненых, живших при обители. Ими были заняты два дома, в том числе и больница, которая соединялась с покоями Елизаветы Федоровны переходом.


altНо это место было знаковым лишь до 1917 года, затем обитель была расформирована, а сестры… слишком многие из них погибли при самом активном участии новой власти. В 1918г. нашла свою страшную гибель в шахте под Алапаевском и основательница обители Елизавета Федоровна. Освободившуюся площадь новая власть использовала по своему разумению. Чего только не было в зданиях обители: и кинотеатр, и дом санитарного просвещения, и лаборатория Всесоюзного института минерального сырья, и кабинет лечебной физкультуры, и государственные реставрационные мастерские…

Возрождение обители началось в 1990 году. В 1992 году согласно постановлению правительства Москвы архитектурный комплекс Марфо-Мариинской обители был передан Московской патриархии. В 2000 году, после подписания Святейшим Патриархом Московским и всея Руси Алексием II Устава Обители, содержащего положения, разработанные еще святой мученицей великой княгиней Елизаветой, Обитель получила статус Патриаршего подворья.


altНачальницей возобновленной Обители милосердия стала Майя Николаевна Крючкова, в монашестве мать Елизавета, долгие годы боровшаяся за то, чтобы обитель вернули Церкви.

Мать Елизавета приобрела широкую известность не только в России, но и за рубежом. Она была представлена принцу Чарльзу и получила возможность общаться с ним напрямую — принц является благотворителем обители, поскольку великая княгиня Елизавета была внучкой королевы Виктории. У настоятельницы были многолетние связи с немецким сестричеством. Она была желанным гостем на международных форумах, пользовалась заслуженным уважением.

Под ее руководством неустанными трудами сестер Обители за 15 лет было сделано очень многое, как в деле восстановления первозданного облика Обители, так и на ниве милосердия. Активные реставрационные работы начались с 1999 года. Поначалу шли они вяло - не хватало средств. Тем не менее, к 2004 году специалисты почти полностью восстановили здание амбулатории с аптекой, провели работы по выведению из аварийного состояния здания больницы (постройка 1853 года) и фактически приступили к ее реставрации. Все работы проводились квалифицированными архитекторами и реставраторами. Были отреставрированы общежитие сестер милосердия и корпус лечебницы. Велось активное восстановление уникального архитектурного ансамбля и монастырского сада, прежде всего, изумительного Храма Покрова Пресвятой Богородицы.

alt
Обитель открыла Приют для детей-сирот, уникальность которого заключалась в том, что он был организован не по стандарту детдомов, т. е. как пережиток коллективно-лагерного сознания, а по семейному принципу. В результате этого все вышедшие в большую жизнь воспитанники приюта стали полноценными гражданами своей страны: получили хорошее образование, создали семьи, благополучно и с полной отдачей трудятся на благо Отечества.

Также в Обители была налажена благотворительная патронажная служба помощи больным и инвалидам. По договору с государственным медицинским колледжем велась подготовка из его студенток сестер милосердия, которые несли служение на самых тяжелых участках работы в ряде медицинских центров Москвы, например, в ожоговом отделении института Склифосовского, работали в военных госпиталях Юга России, часто ездили с гуманитарными миссиями в Чечню. Обитель создала свои отделения в Тверской, Орловской и Московской областях. Более того, матушке Елизавете удалось построить несколько скитов в окрестностях Москвы, где дети трудились и отдыхали летом, а также летний лагерь в городе-герое Севастополе.

Многолетними трудами и при поддержке многочисленных жертвователей обители не только в России, но и за ее рубежами в центре столицы был воссоздан один из самых величественных по своему духовному содержанию центров милосердия, где находили помощь и поддержку бедные и несчастные, обездоленные и больные люди, а также дети России, искалеченные и беззащитные в бурном и жестоком житейском море.

Беды Обители начались после посещения ее Светланой Медведевой - супругой избранного президента России Дмитрия Медведева. В 2005г., она, увидев по телевизору передачу о детском приюте Марфо-Мариинской обители, сама приехала в Обитель к матушке Елизавете и предложила свою помощь. Услышав о многолетней потребности в автобусе для перевозки детей, Светлана Медведева пообещала посодействовать в решении этой проблемы. И через несколько месяцев во двор Обители въехал большой белый суперсовременный, специально приспособленный под перевозку детей, автобус SCANIA. Радости детей и матушки настоятельницы не было предела. Но им не суждено было на нем ни одного раза прокатиться.

После увольнения в феврале 2006 года монахини Елизаветы и назначения на ее место замужней и психически неуравновешенной Натальи Молибоги, началось уничтожение Обители.


ккПервый и самый тяжелый удар по Обители принял на себя приют для детей-сирот, образованный в 1995 году. Все приютские дети с тяжелыми судьбами, душевными и физическими травмами.

Первую девочку в приют привез священник с Валаама. Светившаяся от голода десятилетняя девочка Алина уже болела рахитом. Чуть позже юрист обители привел двух 6-летних девочек: одна уже несколько лет побиралась на улице, а вторая была дочерью сбившейся с пути женщины, которая свела счеты с жизнью, оставив без всякой помощи троих детей от разных отцов. Год спустя социальный работник привез 12-летнюю Машу, брошенную на произвол судьбы родителями-алкоголиками. 8-летнюю Вику мать заперла в квартире, и ребенок месяц умирал в полном одиночестве, отдирая от стен обои и питаясь ими. Первый год в обители она вообще не улыбалась и вела себя, как затравленный зверек. Свету, когда ей было 7 лет, привезли из орловского детского дома, где она чуть не сошла с ума от голода. В обители ее с трудом выходили. Дашу, старательную девочку с задатками художника, судьба оставила один на один со спившейся матерью, у которой была открытая форма туберкулеза. От Ксении мать отказалась прямо в роддоме. Ее удочерила женщина, как выяснилось, ради получения квартиры. Как только квартира была получена, девочку выдворили в приют. Братья Алины с Валаама, Федор и Женя, были найдены матушкой Елизаветой и воссоединены с сестрой.

Из 20-ти сирот, живших в обители до ее захвата, при новой настоятельнице осталось только двое. Это Пукова Вика и Вейнгард Даша. Какими же методами избавлялась от сирот новое руководство?

Двух девочек Полунину Аллу и Ишакову Иру перевели из детского корпуса, где они прожили много лет в другой менее благоустроенный корпус, где они были предоставлены сами себе. При этом девочек новая настоятельница лишила питания в тот момент, когда они заканчивали 11 класс общеобразовательной школы, объяснив им, что они уже взрослые и должны сами заботится о себе. Больше трех месяцев девочки не питались в обители, хотя государственные дотации на их питание поступали в обитель регулярно. Эти девочки не могли остаться в обители, поэтому они и покинули ее.


altШашкова Ксюша получила такую травму от нового руководства, что не скоро сможет забыть ее. Началось все с того, что однажды Н. Молибога стала собирать вещи девочки и выгонять ее из обители. Идти Ксюше некуда. Естественно девочка расплакалась, от криков и слез у нее начался приступ бронхиальной астмы. Спровоцировав приступ Н. Молибога вызвала психиатрическую скорую. Врачи объяснили, что девочка психически здорова, что к ней нужен педагогический подход. Когда Ксюша с острой кишечной инфекцией попала в детскую больницу, ни один человек из обители ни разу ее не навестил. Для девочки, которая жила до этого в дружной семье обители, где ее все любили и понимали, было трудно привыкнуть к постоянной травле, оскорблениям и рукоприкладству. Методично добивая Ксюшу, Н Молибога отправила ее в детский приемник для детей – преступников. Вот так из обители ушла эта девочка.

Иванова Света первая открыто сказала, что при матушке Елизавете было все совсем по-другому, за что Н. Молибога оттаскала ее за волосы. Мстительная и злобная "руководительница" не смогла простить девочке такую дерзость. Света тоже оказалась в приемнике-распределителе для малолетних преступников в городе Орле. Молибога рапортовала, что Света соединилась со своей семьей. На самом деле сирота пережила еще одну травму. Еще одной девочкой стало меньше.

Ульянова Света, прожившая в обители девять лет очень остро воспринимала нелепые нововведения Молибоги. До сих пор она вспоминает, как травили Ксюшу и не подпускали к ней других девочек. Случайно в обители узнали, что Света хочет жить с матушкой Елизаветой, которую она считает своей мамой (как и все девочки обители). Ее участь была предрешена. Постоянное психическое давление, травля, угрозы сделали свое дело. Последней каплей стал эпизод, когда Молибога порвала личные фотографии девочки, которые ей были дороги. Вот и Светы не стало в обители.

Рощину Юлю Молибога обзывала лесбиянкой. Впервые услышав это слово от Молибоги, и узнав его значение, Юля долго плакала. До этого никто не оскорблял ее. Юля очень любила животных и узнав, что собак живших много лет в обители Молибога убила, не выдержала. Юля нашла приют у бывшей настоятельницы.

Егорина Алина жила в обители со своими братьями Федором и Женей. Матушка Елизавета всегда очень бережно относилась к семьям в обители. Мальчики жили отдельно, но постоянно общались со своей сестрой. Первым Молибога выгнала Федора, пришел черед Жени. На его кровать положили чужие вещи, давая Жене понять, что надо уходить. Алину больше часа держали в трапезной вместе со всеми детьми, вынуждая сказать, когда она уйдет. Не стало в обители и Алины с братьями.

Баркаева Маша искренне переживала за маленьких девочек, видя, что происходит в обители. Добрая и отзывчивая она, как могла, помогала младшим девочкам. Взрослая девушка была опасным свидетелем и могла рассказать о деятельности Молибоги. Искусственно была создана ситуация для ухода Маши.

Короткова Люда – самая тихая девочка. На ее глазах Молибога порвала фотографии и письмо Светы Ульяновой. Этой девочке очень трудно видеть, как обижают ее друзей, требуют с них бесконечные подписки о том, что их никто физически не трогает, что они хотят перейти в другую школу и многие другие. Люда тоже ушла.

Все эти девочки при других обстоятельствах остались бы в обители.

Почти все эти девочки нашли матушку Елизавету (бывшую настоятельницу Марфо-Мариинской обители)  и упросили ее, чтобы она приютила их. Они готовы были жить на улице, лишь бы не в обители. Теперь они живут с любимой матушкой Елизаветой в съемной квартире в Москве.

Молибоге очень хотелось избавиться от всех сирот, живших в обители до февраля 2006 года. И это ей почти удалось. Две оставшиеся девочки (самые младшие) получили прозвища "розовых" У Вики Пуковой после всех психических травм проявился энурез, которого раньше не было. Дашу Вейнгард приехавшая родственница не узнала, такое у нее было тяжелое психологическое состояние. Девочка постоянно плакала.

Своей чистой душой дети чувствуют суть человека, и сразу поняли, что Молибога злобная, жестокая и нервная особа, способная и к рукоприкладству, и к травле и унижению детей. Не случайно дети называли ее "рыбий глаз". Вот так трагически оборвалась жизнь обительской семьи. Приют ликвидирован. Дети выброшены на обочину жизни. К приезду иностранцев, а обители деятельно помогают англичане, рейдерами устраиваются «спектакли»: откуда-то привозят детей, чтобы убедить англичан в том, что приют продолжает существовать.

Но не только было разрушено духовное содержание Обители милосердия, т. к. это было не главной целью рейдеров в православном обличии. Обитель начали «реконструировать».

После того, как на ее территории, которая является памятником Федерального значения, начались бурные строительные работы, многое прояснилось. Три викарных епископа патриарха взялись за обитель. Один из них "одержим" вполне современным намерением выстроить на церковной земле пятизвездочную гостиницу. Он посчитал, что Марфо-Мариинская обитель идеально подходит для этой цели.

Марфо-Мариинская обитель милосердия в буквальном смысле создавалась руками святой преподобномученницы великой княгини Елизаветы Федоровны. Все делалось только с ее указания от планировки и строительства зданий до посадки деревьев.

Трагизм сегодняшней ситуации заключается в том, что каждый проект реставрации  любого из строений Обители, прежде всего, согласуется с настоятельницей. Чем и воспользовались захватчики.

Сначала от и. о.настоятельницы Н. Молибоги последовало предложение чуть ли не разобрать только что отреставрированное здание больницы. От этой идеи, правда, быстро отказались. Затем начались проблемы с общежитием сестер милосердия, построенным архитектором Челищевым. Здание было уникально тем, что его проект правился рукой самой Елизаветы Федоровны. Благодаря ей, в здании предусмотрели помещения для досуга сестер и занятий насельниц, что свидетельствует о заботе, которой окружала Великая княгиня своих единомышленниц и подопечных. В годы первой мировой войны тут размещались 120 монахинь и 200 детей-сирот.

Благодаря поликлинике, располагавшейся здесь в годы советской власти, здание сохранилось к началу 2000-х годов в уникальном состоянии. Сохранились декор, паркет, скрытый до поры до времени дешевым линолеумом, метлахская плитка, в том числе и в санузлах, замки, дверные ручки, латунные краны в умывальных, даже доломитовые лестницы, которые в советское время были просто замурованы. Собственно, здание нуждалось даже не в реставрации, а в обычном ремонте. Была возможность восстановить дореволюционную систему отопления, чтобы показать гений инженерной мысли того времени. 

Специалисты института «Спецпроектреставрация» провели обследования, выпустили и передали для согласования в Москомнаследие проект предмета охраны по общежитию, куда были включены и интерьеры. На основании этого ими же был выполнен проект реставрации. Но после консультаций с Москомнаследием Н. Молибога стала требовать полного демонтажа. В результате от подлинного общежития остались только наружные стены. Здание было выпотрошено изнутри полностью. Интерьеры общежития, которые пережили советскую власть, на сегодняшний день утрачены безвозвратно. Шансом восстановить (заметьте, не воссоздать, ведь все уцелело!) первоначальную обстановку не просто не воспользовались, его растоптали со всеми подобающими случаю согласованиями. Архитектор Н. Чернышов ("Спецпроектреставрация"), ведущий данный объект, увидев безжалостный проект уничтожения исторического наследия, написал письмо Патриарху с просьбой благословить его на реставрацию, а не на разрушение. Но, видимо, оно до него не дошло, а было спущено Н. Молибоге, после чего архитектора Н. Чернышова отстранили от проекта. Понять архитекторов, реставраторов, инспекторов по охране культурного наследия, продолживших разрушительные работы, в этом случае невозможно.


altДальше больше. В конце августа 2007 года был разрушен переход на уровне второго этажа между амбулаторией и больницей, автором которого считают А. В. Щусева. Впрочем, дело не столько в авторстве, сколько в разрушении уникальной планировочной структуры обители. И в бессмысленности принятого решения. Ведь переход, имеющий несомненную историческую ценность, разрушили из-за того, что он, якобы, помешал бы, случись что, проезду пожарных машин. Хотя реставраторы предлагали устроить проезд в другом месте, пожертвовать памятником оказалось легче. На сегодняшний день перехода не существует, и уничтожен он в процессе «реставрационных» работ. Истинной причиной разрушения галереи-перехода в том, что он являлся помехой для проезда двухэтажных автобусов к VIP-гостинице, в которую должно превратиться выпотрошенное общежитие для сестер милосердия, а в особо охраняемой зоне в глубине парка планируется устроить подземную автостоянку на сорок машин для высоких гостей столицы.

Кроме того, пропали уникальные двери Марфо-Мариинской церкви. По указанию Н. Молибоги срублены деревья, посаженные самой Великой княгиней Елизаветой Федоровной. Зачем-то переделан купол храма и заново позолочен, хотя «Росатом» золотил его недавно - в 1999 году. Есть немало и других замечаний. О происходящем в обители написано не одно письмо. Последнее из обращений было адресовано министру культуры А. С. Соколову и стало самым серьезным в этой истории. К министру культуры обратились московские архитекторы, реставраторы, деятели культуры. Они писали: “Помогите остановить разорение Марфо-Мариинской обители. Все, что сейчас происходит, можно выразить одним словом: "вандализм в святом месте". Также выходили статьи в газетах и передачи на телевидении. Но все тщетно. В конце августа 2007г. Россвязьохранкультуры начало проверку, в результате которой было обнаружено отсутствие общего проекта. Наложены административные штрафы в размере (аж!) 30 тысяч рублей. Общежитие утрачено, предмет охраны, как выяснилось, не был утвержден. Так что даже восстанавливать разрушенное никто не будет.

То, как поступили с настоятельницей Обители монахиней Елизаветой вообще трудно описать.

Бывшую настоятельницу грязно оклеветали, используя наветы, подлоги, подкуп лжесвидетелей и т. д. Широкомасштабное наступление на Обитель началось с 2005г. Ни с того ни с сего началась прокурорская проверка училища сестер милосердия. Тут же пришла налоговая инспекция, социальная служба и все существующие контрольные государственные органы. Также последовала аудиторская проверка с участием английских и немецких аудиторов, поскольку немцы и англичане были постоянными щедрыми благотворителями обители. Их убеждали, что в Обители идет хищение пожертвованных ими средств. Иностранцы нарушений не обнаружили. В это же время было начато расследование о, якобы, изнасиловании одной из воспитанниц обители во время летнего отдыха. Делом об изнасиловании занимались в разное время три прокуратуры. Хорошо, что в свое время все дети обители прошли диспансерную проверку и сохранились их медицинские карты. Выяснилось, что все это вранье, однако еще одна тень на настоятельницу была брошена.

19 октября 2005г. в обитель прибыла комиссия из Патриархии. Были написаны несколько десятков доносов. Потом была встреча членов комиссии с сестрами милосердия, которые под давлением тоже написали несколько писем-наветов по инстанциям.

Несмотря на все усилия «православных» рейдеров, им не удалось найти законный повод, чтобы выгнать матушку Елизавету из Обители. Они не смогли на нее ничего «накопать». Тогда ей стали открыто угрожать, пытаясь даже сорвать апостольник. Требование было одно – покинуть Обитель.

Понимая, что против матушки Елизаветы и Обители ведется широкомасштабная война, я обращался за помощью к высокопоставленным церковным деятелям, с которыми был знаком, с просьбой защитить хотя бы детей. Но они отказались помочь. Руководитель общества «Радонеж» Евгений Никифоров, которому матушка Елизавета оказала неоценимую помощь в начале его творческого пути, вообще с ехидной насмешкой заявил: «Разве можно таких бабушек в монахини постригать?!» Отказались от поддержки и помощи Союз православных граждан России и Украины, которым матушка также сделала много добра. Все молча наблюдали, как «волки» в овечьих шкурах разрывают детей Христовых.

Не добившись своего, клеветники совершили против м. Елизаветы подлую провокацию. Пока она находилась на лечении в больнице, они подделали ее подпись и через по такой же доверенности подали от ее имени на Патриарха в суд. И хотя позже было доказано, что подпись – подделка, дело было сделано.

Отдав воссозданию Обители 15 лет своей жизни монахиня Елизавета оказалась в одних тапочках и даже без зимнего пальто на февральской улице и без средств на существование. Ей даже не вернули из Обители ее личные вещи, т. к. в больницу ее увезли на «Скорой помощи» в легкой одежде.

Но она не опустила руки.

В послевоенные годы, будучи 10-летним ребенком, матушка Елизавета пережила крайние голод и лишения. Вся страна была, как одна сплошная кровоточащая рана, наполненная людским горем и страданиями. Но, в тоже время, дети войны испытали на себе безмерную любовь и заботу со стороны чужих дядей и тётей, опекающих маленьких страдальцев и лишенцев. Матушка Елисавета рассказывала, что, когда она попала в послевоенный Артек, где для детей-сирот был организован приют, то для них были созданы тепличные условия с хорошим питанием, лечением и т. д. Но когда она случайно увидела, что кушают взрослые Артека, то даже по прошествии многих десятилетий не может сдержать волнение. Они жили и работали впроголодь, всецело отдавая себя детям и даже не помышляя, чтобы что-то взять от детей.

Монахиня Елисавета, узнавшая в детстве, что такое жертвенность, дала обещание Богу, что будет опекать и заботиться о детях-сиротах. И она не нарушила его, отдав всю себя без остатка служению детям, исполняя слова Иисуса Христа «и кто примет одно такое дитя во имя Мое, тот Меня принимает» (Матф.18:5). Вернув обитель Церкви, воссоздав сестричество, позже ставшее Обителью милосердия, монахиня Елизавета (Крючкова) навсегда войдет в отечественную историю как человек, добившийся восстановления Марфо-Мариинской обители, созданной великой княгиней Елизаветой.

После изгнания из Обители, она собрала всех своих деток, кого смогла найти, и в свои 73 года, больная и измученная слугами золотого тельца, все свои оставшиеся силы тратит на поиски средств для их содержания. Задача эта решается с большим трудом, т. к. широкомасштабная клеветническая кампания, проведенная высокопоставленными «православными» рейдерами, на многих бывших друзей матушки Елизаветы оказало сильное воздействие. Они поверили клевете на нее.

Матушка Елизавета не только не впала в уныние, но, наоборот, вместе с изгнанными из Обители педагогами, имеющими колоссальный опыт в воспитании детей-сирот, в их реабилитации и социализации в обществе, разработала долгосрочный инновационный проект по созданию Всероссийского Методического Центра, на базе которого педагоги и родители, решившиеся на создание семейных детских приютов, со всех концов необъятной России смогли бы получать методические рекомендации, а также на практике овладевать передовыми формами и методами работы с детьми-сиротами.


altСовершенно очевидно, что руками Н. Молибоги Марфо-Мариинскую обитель милосердия всероссийского значения уничтожают, как таковую, с целью реализации на ее месте бизнес-проекта по созданию элитного гостиничного комплекса с элементами православно-духовно-исторической тематики. Этот «проект» инициирован и находится под руководством архиепископа РПЦ МП. Два гектара земли в полукилометре от Кремля, шесть корпусов и великолепный храм — чрезвычайно лакомый кусок. В обители было много мирских проблем, но главной ее проблемой оказалось желание церковного иерарха обзавестись шикарной резиденцией. Памятник российской истории, Марфо-Мариинская обитель милосердия, созданная для помощи слабым, «реконструируется» им для ублажения сильных мира сего.

Кстати, первым делом, чем занялись разрушители Обители – выставили на продажу дома в Севастополе, купленные и оборудованные для лечения и отдыха приютских детей. Их не волновало то, что эти дома и земельные участки, на которых они находились были с большим трудом, но оформлены нами в частную собственность на РПЦ МП. Это единственные строения и земля, находящиеся на территории Украины и являющимися частной собственностью нашей церкви.

Учиненная расправа над последовательницей святой Елизаветы Федоровны монахиней Елизаветой (Крючковой), несшей тяжелый крест по воссозданию былого духовного величия русской духовной миссии, связана именно с тем, что она никогда бы не согласилась на разрушение Обители милосердия. Для этого ее необходимо было заменить на человека, не обремененного духовно-нравственными понятиями и принципами, что и сделал архиепископ и иже с ним.

Рейдеры в православном обличии захватили и украли Марфо-Мариинскую обитель милосердия не только у Церкви и православного народа России, но у самого – Бога!

Это естественное следствие губительной кадровой политики,  основанной на желании мирских благ и комфорта бывших при Алексии II викариев патриарха - архиепископов Алексия (Фролова), Арсения (Епифанова) и епископа Александра (Агрикова). 

Когда на матушку Елисавету гонения обрушились каменной стеной, я обратился за помощью к митрополиту Кириллу (нынешнему патриарху). Наша беседа проходила в присутствии протоиерея Всеволода Чаплина. Митрополит знал о гонениях на м. Елисавету и даже оказывал ей некоторую юридическую помощь. Выслушав последнюю информацию по этому делу митр. Кирилл обещал подумать над тем, как можно помочь Обители.

Созвонившись через несколько дней с Чаплиным, я услышал в трубке отказ в помощи. Помощник митр. Кирилла стал ссылаться на то, что они занимаются внешними делами церкви и во внутренние вопросы вмешиваться им не с руки. Внутрикорпоративные правила оказались выше христианской морали, призывающей к защите сирых и убогих. Видимо, не зря протодьякон Кураев назвал патриарха отличным менеджером. Этим критериям он более чем соответствует. 

altСегодня бывший митрополит Кирилл несет патриаршее служение и отвечает за все, что происходит в РПЦ МП. Ему подвластны к решению любые церковные вопросы и проблемы, и внешние, и внутренние. Но, видимо, с патриаршего престола теперь очень смутно видны проблемы простых сирот и репрессированных, за исполнение Божьего дела, монахинь. Бог ему Судья!


При всей помпе, с которой проводились за последние два года торжественные мероприятия, связанные с Марфо-Мариинской Обителью милосердия, как раз милосердие и было из нее изгнано. Сегодня там мертвые стены. Реставрация по-Молибогски завершилась полным духовным и физическим уничтожением Святого места. Уничтожено все, что связано со святой преподобномученницей Елизаветой Федоровной. И какие бы высокие персоны российской политики не участвовали в этом гнусном деле, оно есть мерзость пред Богом. 

 

 (более подробно по всем событиям можно ознакомиться Здесь)

Попечитель Марфо-Мариинской

Обители милосердия в Крыму 1999-2006гг.,

Председатель Союза «Святая Русь»,

Алексей Добычин

  • 0

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ