Почему уходят из жизни священники? » Москва-Третий Рим
» » » Почему уходят из жизни священники?
spytim.ru
Тойвуд







основное / публикации

Почему уходят из жизни священники?


309

3 февраля 2021 г. я писал про боль и трудности молодых священников РПЦ.

Но уже в апреле 2021 г. мне приходится рассуждать про суицид маститого ростовского священника — моего духовника и наставника.

В этом контексте я позволю себе сравнить трудности молодых и заслуженных священников. Как сказано в книге пророка Исайи, «даже юноши устают, изнемогают, молодые спотыкаются и падают» (Ис 40.30).

Тем более, очень трудно преодолевать сложности людям в возрасте, когда они обременены психологической усталостью и болезнями. Из моей статьи про молодых священников я позаимствую названия некоторых параграфов.

Отношения с епископом и иными церковными руководителями

Оценим результаты епархиальной реформы.

Решением Священного Синода от 22 марта 2011 г. на Вятскую кафедру назначен архиепископ Марк (Тужиков). Месяц спустя протоиерея Петра Шака отстранили от должности настоятеля крупнейшего собора Кировской области, которую он занимал с 1992 года. Отстранение стало для него тяжелым стрессом — с сердечным приступом он попал в реанимацию. 7 июня 2011 г. 47-летний протоиерей Петр Шак повесился.

Апрель 2021 г. Донская митрополия. Пандемия и церковный финансовый кризис.

Друзья погибшего прот. Андрея Немыкина высказывают мнение, что к трагедии подвели не столько боли в спине и проблемы с ногами (все это было), сколько напряженные отношения с руководством епархии и приходские проблемы.

Например, в своей заметке «Вконтакте» Иван Кузнец выразил надежду, что после трагедии с о.Андреем Немыкиным «может, хоть другим священникам снизят епархиальный взнос, ведь нищета не только у бати, хорошо только особо приближенным».

А далее в тексте по непонятной мне причине он привел ссылку на репортаж о моем конфликте «с самым известным священником-геем в Ростовской епархии» и о травле со стороны митрополита и его окружения.

Действительно, 21 марта 2020 г. митрополит Меркурий по телефону зачем-то предсказал, что я «выйду в окно».

Я уверен, что гомо-лобби Ростовской-на-Дону епархии оказывало психологическое давление на о.Андрея в том числе в связи с моим каминг-аутом.

Я много раз был свидетелем подобных ситуаций, когда митрополит искал «козлов отпущения» и наказывал всех подряд. Как он любит выражаться, «нет дыма без огня».

Коллеги прот. Андрея свидетельствуют, он в последнее время жаловался, что его «достали голубые».

Эти священнослужители по словам Ивана Кузнеца — «особо приближенные» и «на Бентли разъезжают».

Я не думаю, что в данном контексте речь идет о рядовых представителях ЛГБТ-сообщества.

Несомненно, у о. Андрея Немыкина был серьезный конфликт с митрополитом Меркурием и еп. Артемием, а также с их «особо приближенными».

Внутренние психологические конфликты, связанные с верой

С 1997 г. о. Андрей Немыкин приобщал меня к сокровищам библеистики и церковной науки. Именно из его громадной библиотеки я узнал про существование серии «Византийская библиотека» (издательство «Алетейя», Санкт-Петербург). Из его рук получил книги прот. Александра Меня. В день хиротонии он подарил мне «Послание к Римлянам» величайшего теоретика протестантизма ХХ века — Карла Барта.

Но в последние годы я обнаружил весьма странный драйв моего наставника в сторону старообрядчества. Как бы там ни было, внутренне он очень далеко отошел от идеологов РПЦ — современных наследников никониан.

Церковная экономика

Расскажу несколько историй из церковной жизни.

Когда я учился на 3-м курсе богословского института (сейчас это ПСТГУ), о. Андрей Немыкин заговорил о моем рукоположении во священника.

Я полагал, что недостоин быть пастырем, но согласился.

В то время в большинстве храмов служил лишь один священник, а для принятия в штат второго клирика были нужны основательные причины.

Архиепископ Пантелеимон был крайне жаден до денег и ожидал «подарков» буквально за все.

Например, в 2008 г. при получении такой церковной награды, как «наперсный крест», мне предложили внести «взнос для патриархии» — 1000 рублей. Понятно, что к патриарху это не имеет никакого отношения, ведь награждение производится указом епархиального архиерея.

Я слышал, что после 2005 года за хиротонию священника в епархию нужно было внести порядка 25000 рублей. Оформлялось это как пожертвование за прохождение «сорокоуста» — стажировки в кафедральном соборе. В Новом Завете и церковных канонах денежное вознаграждение за принятие хиротонии называется грехом симонии (Деян 8.17-24).

Не будучи богатым настоятелем, о. Андрей попытался повлиять на архиерея через председателя Синодального отдела по взаимодействию с Вооруженными силами и правоохранительными учреждениями — протоиерея Димитрия Смирнова.

В своем письме на имя архиеп. Пантелеимона о. Димитрий Смирнов просил его рукоположить в качестве второго священника Александра Усатова.

Владыка Пантелеимон тогда в гневе сказал, что «этого Усатова он никогда не рукоположит, потому что московский священник не имеет права указывать архиепископу, кого рукополагать и на какой приход послать». Позже он успокоился и решил не портить отношения с Синодальным отделом. В итоге меня поставили священником, но послали не на приход о. Андрея Немыкина, а в Ростовский кафедральный собор Рождества Пресвятой Богородицы.

Как сказано в Библии, «за все отвечает серебро» (Книга Екклеcиаста 10.19)

Вторая история касается уже современности и процесса разукрупнения епархий.

5 октября 2011 года на территории Ростовской области была образована Донская митрополия, объединяющая Волгодонскую, Ростовскую и Шахтинскую епархии.

Патриарху Кириллу вдруг «стало ясно, что в тогдашних границах епархий правящие архиереи физически не могли в достаточной мере посвящать себя как процессу открытия новых приходов, так и самим новым приходам».

Важным стимулом реформы была объявлена необходимость приблизить епископат к реальным нуждам приходского духовенства и мирян.

Позже стало очевидно, что патриарх увеличил количество епископов для усиления собственной власти и более тщательной выкачки денег даже из российской глубинки.

Положение духовенства стало резко ухудшаться по двум причинам.

Во-первых, количество священников неуклонно росло при падении интереса к РПЦ со стороны обычных россиян. А во-вторых, новые епископы резко увеличили сборы с приходов (взносы). Найти богатых спонсоров при этом стало почти невозможно. Доходы храмов стали катастрофично падать.

Это произошло и в Донской митрополии.

С июля 2013 года мой ученик и близкий друг иерей Евгений Аксенов служил в Екатерининском храме Красного Сулина (Ростовская область). Он занимался открытием прихода в поселке Несветай-ГРЭС, также в зоне его ответственности был храм в хуторе Божковка.

Он много раз жаловался мне, что настоятель не выплачивает ему полноценное жалование.

Во время подготовки визита патриарха Кирилла в Донскую митрополию все духовенство собирало деньги на «подарок Его Святейшеству». В тот момент настоятель прот. Василий Хадыкин даже снизил зарплату своего женатого клирика примерно с 25000 до 15000 рублей.

22-летний священник в отчаянии собирался подрабатывать в супермаркете «Магнит», но все знают, что клирикам это делать запрещено.

И тогда произошла трагедия.

30 сентября 2015 г. на трассе Гуково — Новошахтинск иерей Евгений остановился, но затем зачем-то совершил выезд на полосу встречного движения. Жена священника и 58-летний водитель «ВАЗ-2114» погибли на месте, а иерей Евгений скончался по дороге в больницу.

С иереем Евгением я общался за пару-тройку дней до его гибели. Он был в крайне подавленном состоянии, и я не мог тогда понять, зачем церковное начальство взвалило на него такой груз ответственности сразу после свадьбы и принятия священного сана.

Так я увидел первые плоды епархиальной реформы и свидетельство «приближения епископата к реальным нуждам приходского духовенства и мирян».

Третья история относится к взаимоотношениям прот. Андрея Немыкина и митрополита Меркурия. Новый архиерей поручал молодым и неопытным священникам строительство новых и восстановление порушенных храмов. А маститым священникам постоянно повышал епархиальные взносы.

В настоящее время духовенство пребывает в шоковом состоянии. В период пандемии доходы храмов упали в разы. Но аппетиты митрополита только растут.

По словам Ивана Кузнеца, прот. Андрей Немыкин должен был платить епархиальный взнос 90 тысяч рублей ежемесячно, но собрать столько в маленьком храме он не мог. В декабре, со слов Кузнеца, прот. Андрей Немыкин взял кредит на выплату зарплаты сотрудникам храма.

Финансовые проблемы прихода, несомненно, могли повлиять на решение о. Андрея уйти из жизни.

Социальное положение священника и его семьи

4 декабря 2019 года в результате падения с балкона погиб 34-летний священник Дионисий Проскурин, клирик Хабаровской епархии, первый проректор и преподаватель Хабаровской духовной семинарии. В квартире был беспорядок от драки. По мнению коллег, до суицида священника довели сложные отношения с его супругой и начальством.

Подобное пишет Иван Кузнец про о. Андрея Немыкина: «Да, у бати были и личные проблемы, но все они истекали из многолетней нищеты, несмотря на то, что протоиерей Андрей Немыкин являлся руководителем епархиального отдела по работе с вооруженными силами и правоохранительными органами, преподавателем Донской духовной семинарии, духовным наставником Внутренних войск ЮФО».

Подведем итоги.

В Ростовской-на-Дону епархии и в РПЦ в целом обозначились серьезные проблемы.

Самоубийство священников указывает на деструктивное изменение сознания клириков РПЦ, которые не видят элементарного выхода из церковного тупика (снять рясу и устроится на обычную работу).

В СМИ сразу написали, что «в епархии считают, что на самочувствии настоятеля сказалась не только тяжелая болезнь, но и контузия, полученная в одной из боевых командировок».

Получается, что в уже в день смерти прот. Андрея Немыкина пресс-секретарь митрополии знал, почему произошла трагедия и кого в этом винить.

Удивляет, что спикер Донской митрополии дает комментарии про суицид о. Андрея Немыкина любым СМИ, даже РИА Новости. Но на сайте епархии нет даже строчки о случившейся трагедии, что порождает массу слухов и домыслов среди духовенства и прихожан.

Но в чем же заключалась церковная помощь «собрату» накануне суицида маститого протоиерея?

Часто ли «владыка митрополит» разговаривает по душам со своими священниками, спрашивает о болях и нуждах?

Например, со мной он соизволил поговорить по душам лишь в тот вечер, когда я написал прошение о снятии сана. По телефону. Это произошло спустя 5 лет после своеобразного отстранения митрополита Меркурия от дел епархии и Синодального отдела религиозного образования и катехизации. Примерно с 2015 г. он перестал во что-то серьезно вникать.

Мои церковные друзья уверены, что РПЦ замерла в ожидании чего-то грядущего (одни ждут, когда все это закончится, другие ждут, когда начнется что-то надвигающееся) и в этом ожидании застыла как Лотова жена, которая была не в силах смотреть вперед, но зачем-то озиралась на Содом. Так и РПЦ осыпается помаленьку как соляной столп.

В конце хочется процитировать собственный комментарий к статье про проблемы молодых священников: если служение Сыну Человеческому имеет такие бесчеловечные последствия даже для священников, разве это не самое сильное обвинение против Церкви из всех возможных?

Иллюстрация: прот. Андрей Немыкин и митр. Меркурий (Иванов)

Источник

  • 112

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ