Меня здесь нет » Москва-Третий Рим
spytim.ru
Тойвуд







основное / публикации

Меня здесь нет


102

— Ты уже знаешь, что вчера погиб отец Дариуш Лысаковский? — этими словами встретила меня Маша на пороге телестудии.

Я роняю шубу, которую как раз собиралась повесить на крючок.

***

Тридцатипятилетний священник-редемпторист, рукоположенный в Польше всего пять лет назад, почти все это время служил в России, в приходах Кузбасса. Он охотно работал с молодежью и, будучи настоятелем кемеровского прихода, окормлял католиков всех окрестных деревень. В одной из январских поездок вместе с прихожанкой они попали в автокатастрофу: порывом шквального ветра его машину отбросило в сторону, и та врезалась в междугородний автобус.

— Срочно убираю из Видеожурнала какой-нибудь сюжет — лучше вставим тот, что снимали в Кузбассе осенью. Посвятим памяти отца Дариуша, — говорит Маша, роясь в кассетах. — А ведь он его так и не посмотрел…

Надо срочно выяснить подробности. Набираю номер кемеровского прихода. Длинные гудки, затем включается автоответчик — и голос отца Дариуша бодро произносит: «Слава Иисусу Христу, который жив и вас любит! В данный момент МЕНЯ ЗДЕСЬ НЕТ…»

Я медленно опускаю трубку.

***

Честно говоря, мы не воспринимали отца Дариуша всерьез. Очень уж странной казалась нам его манера евангелизировать с порога, а непременная улыбочка на красивеньком лице в сочетании с выражением «Жизнь прекрасна!» — так просто раздражала, особенно Машу, подверженную депрессиям.

Не оттого ли все наши студийные дела с отцом Дариушем складывались до неприличия неудачно? То потеряем кассету, которую он даст для перевода, то перепутаем фильм, который он выбрал для публичного показа. А недавно новая сотрудница Лена спутала его с другим, красноярским отцом Дариушем, в результате чего он по почте получил целый ящик совершенно не нужных ему кассет.

«Дорогие мои! Я вам очень благодарен за заботу, хотя ничего не заказывал», — ответил нам в письме удивленный отец Дариуш.


Надо сказать, что он никогда на нас не сердился. Он вообще ни на кого не сердился. Помню, на Встрече молодежи в Саратове один из юных делегатов уронил на мраморный пол храма фотоаппарат отца Дариуша, пока тот весело ему позировал в гуще мальчишек и девчонок.

«Ага, наконец-то ему не до улыбок», — позлорадствовала я.

Но когда подбежала ближе, увидела, что отец Дариуш улыбается и уже поет под гитару.

***

Маша вкладывает в монитор кассету с тем самым сюжетом про отца Дариуша. Мы столпились в монтажерке, словно смотрим этот ролик впервые.

Вот отец Дариуш на своей ослепительно белой иномарке въезжает в деревню, которая по колено в грязи, заходит в избу к последней католической бабушке в этой деревне. Он ей: «Прославим Господа, баба Аня!» — а она свое: «Ох, болею я, болею». Он: «Воздадим Господу наши молитвы!» — а бабка: «Помереть бы скорее». Смех, да и только.

Вот на лобовое стекло его машины падают крупные капли. Отец Дариуш с энтузиазмом произносит: «Слава Богу, начинается дождь».

— В этом он весь: что дождь, что снег, что мороз в сорок градусов, а ему все «Слава Богу», — замечает Маша.

***

Отчетливо помню, в каких муках лепила я этот сюжет.

…Шло время Великого Поста. В тот день все у меня валилось из рук. А на мониторе довольный нарядный священник с акцентом талдычит, что Господь нас любит.

— Не стесняется прослыть неоригинальным, — усмехнулась я.

Я отсматривала все подряд кассеты с видами угольно-пыльных кузбасских городов, грязных убогих деревень. Всюду серые унылые лица. В этом Богом забытом месте просто неприлично улыбаться…

Как вдруг невидимый голос громко и радостно произносит: «Жизнь прекрасна!»

Что!? Я вздрогнула и обернулась. Никого… Призрак отца Дариуша?

Не сразу, но сообразила: отец Дариуш сказал свою коронную фразу ЗА КАДРОМ. Скорее всего, на съемках подбодрил журналистку (коей была Маша, депрессивная наша). А камера случайно поймала его голос, пока рядом оператор себе набирал планы шахтерского города. А я-то подумала…

…Наваждение не прекратилось. Когда я на следующий день зашла в церковь, первым человеком, которого я встретила, оказался… отец Дариуш! Неужто телепортировался?

Ах да, вспомнила я, он же как раз должен был приехать в Новосибирск для проведения духовных упражнений для молодежи.

Но когда на исповеди вместо пастырского наставления я снова услышала от него все то же самое — что «жизнь прекрасна» и что «Господь нас любит», — мне вдруг показалось, что сижу не в исповедальне, а в монтажной комнате. Все смешалось…

А еще через двадцать минут в проповеди он снова повторил то же самое для всего прихода. Кажется, все проблемы человечества он привык решать одними и теми же словами.

А потом произошло чудо.

После мессы я подошла к большому центральному распятию. Весь приход знает, что Иисус на этом кресте иногда улыбается, и в этом нет ничего удивительного. Но в это утро Иисус не только улыбался: он был, как две капли воды, похож на отца Дариуша… И даже улыбочка у Него была такой же сладенькой! (прости, Господи!)

Я подумала, что сошла с ума.

***

— …Не иначе как хитроумный Иисус дает мне понять, что через этого иностранца Он Сам со мной говорит! Вот так улыбнулся! — веселилась я с Машей на следующий день.

— Что это вы смеетесь? — спросила Лена, заходя в павильон.

— Да ей вчера Иисус улыбнулся — отцом Дариушем! Ха-ха! — ответила Маша.

— Лысаковским? — на всякий случай уточнила Лена.

***

…Ну как было над ним не смеяться! Страсть неугомонного отца Дариуша к евангелизации не знала границ и порой ставила его в анекдотические ситуации.

После закрытия Саратовского молодежного форума ребятам в ожидании поездов полдня пришлось коротать в недостроенном храме. Пустующую алтарную часть, застелив одеялами, заняли уставшие парни и девчонки.

Это зрелище пародировало распространенную икону «Учитель в окружении апостолов». Возлежащие юные христиане с закрытыми глазами… Отец Дариуш, с вдохновенным лицом восседающий посреди них на стуле… Проповедь, конечно, о том, что Господь нас любит… Но странность заключалась в том, что проповедь с голосом отца Дариуша звучала… с магнитофона, на полную мощность!

Отец Дариуш оказался своим самым горячим пропагандистом и самым внимательным слушателем собственной проповеди!.. Загадочную мизансцену дополняли слова на стене «И слово стало плотью» (тема встречи).

Но в данном случае «слово» было отдельно, а «плоть» — отдельно!

Ну не смогли мы удержаться от соблазна — сняли на камеру эту выразительную фарсовую композицию.

***

Сейчас мне не смешно.

Не прошло и полгода, как его плоть в самом деле отделилась от «слова». Зато «слово» осталось.

— Маша, ты уже поняла, как мы назовем сюжет?

— Знаю: «Жизнь прекрасна», — отвечает Маша.

У нее заплаканные глаза.

Говорят, после смерти человек с фотографии смотрит совсем по-другому. Так и есть. В Кафедральном соборе у дарохранительницы установили большую фотографию отца Дариуша. Молодой священник улыбается нам с портрета в черной рамке спокойно и мудро.

— Как будто поумнел после смерти, — произносит кто-то из наших.

А мне показалось, что вот теперь лицо Дариуша по-настоящему стало похоже на прекрасный лик Иисуса. Который жив и любит нас.

***

— Я позвоню в Кемерово? — спрашивает Маша.

— Да там никого нет, я же только что звонила.

— А мне никто и не нужен: я только хочу еще раз услышать от него, что Иисус нас любит.


  • 214

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ