Почему в РПЦ возможен «Сергий Романов»? » Москва-Третий Рим
» » » Почему в РПЦ возможен «Сергий Романов»?
spytim.ru
Тойвуд







основное / публикации

Почему в РПЦ возможен «Сергий Романов»?


135

Давайте в очередной раз проговорим вслух, казалось бы, очевидные вещи. «Казалось бы» — потому что далеко не для всех они таковыми являются.

Итак, у нас есть, как говорят журналисты, «кейс», или случай, феномен схиигумена (уже нет) Сергия (Романова) — полуграмотного, но харизматичного «старца», который собрал вокруг себя большое количество адептов, часть из которых непосредственно находится вблизи него и в подчинении ему, а часть — одобряет и поддерживает его извне — в соцсетях и просто в мыслях.

Напомним, что в сане Романов был почти 20 лет, а при монастырях — и еще дольше. То есть его феномен складывался годами, как и масса последователей не вдруг возникла вокруг него.

Чем характеризуется секта Романова, скрывающаяся под ником «монастырь»? Всем тем, чем известны и другие многочисленные православные секты, собирающиеся вокруг «старчиков» — в большей или меньшей степени:

— почитание своего гуру-«старца» и всецелое послушание ему — это основа основ, Бог тут всегда на втором месте, Евангелие или церковные правила не существуют для адептов без одобрения-благословения старца. Как кричали защитники Романова во дворе епархиального управления, когда там проходило последнее заседание суда над ним: «Мы без отца жить не сможем! Он для нас жизнь!»

— Это уверенность, постоянно подогреваемая «старцем», в том, что мир погибает, что скоро конец света, всюду враги (антихрист, запад, жидомасоны, хабад, экуменисты, рептилоиды, гомосексуалисты, бжезинские и аллены даллесы, и прочая либеральная нечисть). Спастись можно только рядышком со старцем, под его благословляющим крылышком. Некоторые понимают это буквально, и перебираются жить в убогие домишки в деревню рядом с монастырем, где обитает старец, или в скиты в глухих лесах. Разумеется, городские квартиры, машины продаются, а деньги отдаются старцу (или просто переписывается имущество на него).

— Для спасения от страшного погибающего мiра мало лишь находиться физически рядом со старцем, еще и жизнь надо вести соответствующую — аскетическую: желательно принять монашество или хотя бы послушничество, отказаться от супружеских отношений, детей тоже привезти в монастырь и готовить их к монашеству. Семьи при этом лучше разлучать, или хотя бы так загружать членов семьи послушаниями, то есть рабским трудом, чтобы им было не друг до друга, не до общения, не до любви — минутку на сон бы найти. Потому что любить положено только старца, общаться следует только с ним — путем преданного внимания его безумным речам и «пророчествам».

— Как и в большинстве сект, в том числе и православных, обязательно требуется не только подчинение, но и «покаяние», которое нужно для контроля над волей человека. Особенно контролируется сексуальная сфера, которая представляется низкой, грязной, за которую унижают, наказывают, заставляют чувствовать себя нечистой скотиной, дрянью, шлюхой и т.п. (При этом очень часто бывает, что лидер секты и его ближний круг ни в чем таком себе не отказывают, а часто используют сексуально своих адептов, в том числе и детей. Смотрите, например, историю советской секты Виктора Столбуна.)

— Когда человека окончательно лишают воли, самоуважения, личного пространства, отдыха, сна, общения, нормального питания, возможности оглядеться и критически подумать — тогда человек приходит в состояние транса и перестает воспринимать действительность здраво, живет как в полусне, начинает считать, что никакой другой жизни и не бывает, а если и бывает, если туда можно вырваться, то только чтобы погибнуть — ведь без благословения старца и его «любви» жить невозможно.

Это лишь краткие основные характеристики православных сект, не специфичные только для секты Сергия Романова. В РПЦ за последние 30 лет таких «старцев» с их последователями было и остается множество. Многие из этих старцев десятилетиями не только формировали свои секты, но и пользовались всероссийской славой, считались знаменитыми духовниками, по их благословению основывались и наполнялись монастыри, особенно женские. Достаточно упомянуть лишь старцев Наума (Байбородина), Власия (Перегонцева), Илия (Ноздрина), Петра (Кучера), — как самых известных; других, поменьше калибром, — намного больше. Например, недавно мы упоминали в новости о секте ковидо-диссидентов в Уфимской епархии, собравшихся на приходе вокруг игумена Силуана (Филиппова).

Как формируются такие секты — понятно. Есть запрос у невежественных и фанатичных верующих — есть и предложение со стороны соответствующих харизматичных лидеров-гуру. Они всегда найдут друг друга, тут психологические законы действуют, жертвы и насильники, «чада» и «отцы» встречаются именно в таком сочетании.

Но остается главный вопрос: как такое возможно в системе РПЦ, в официальной церкви, где вроде бы совершенно другой принцип жизни и принцип управления? Где все строится не на харизматике, не на гуруизме, а на административной вертикали, где все решается церковными чиновниками в архиерейском сане, а не «старцами». Казалось бы, для официальной РПЦ, для архиереев должна быть очень важна — и выгодна — собственная репутация, репутация организации с четкой иерархией, которой может доверять общество, которой может доверять государство, где все ясно и понятно, здраво и духовно, где все строится (должно строиться) на евангельских принципах и на церковном праве.

Но вдруг оказывается — и люди с удивлением и негодованием начинают об этом говорить, — что в РПЦ может быть совсем не так. С одной стороны, церковная власть хочет и уважения к себе, и репутации благонадежных партнеров общества и государства (ведь хочется и дотаций, и налоговых поблажек, и земельных участков, и чтобы пустили в школу, армию и даже в Конституцию), но с другой — под властной сенью архиереев вызревают вот такие «фрукты», от которых потом такой удар по репутации получается, что за столетие не отмоешься.

Почему же архиереи это допускают? Они так глупы? Они циничны? Они не продумывают долговременные последствия своей церковной политики?

И приходится признать — да, именно так. Некоторые архиереи попросту глупы и не понимают, чем вообще плохо, если у них подобными «старцами» наполняются монастыри. Часто такие архиереи сами являются «чадами» подобных старцев (сколько у нас архиереев-«наумовцев», живущих и архиерействующих ровно по заветам своего гуру?).

Но чаще всего архиереи попросту циничны, жадны и одновременно недальновидны. Они наверняка понимают и даже наверняка знают, что в деятельности подобных схиигуменов Сергиев очень многое нечисто. Понимают, что и денежки у них наверняка попачканы чьими-то слезами, а то и кровью. Понимают, что и души людей — особенно женщин и детей, — покалечены в таких общинах. Понимают, что и старец — не старец и игумен, а бандит и недоумок, порой просто психически больной, которого надо лечить, а не давать ему власть над сотнями душ.

Понимают, но ничего не делают, потому что получают быстрый и регулярный барыш. Пока Романов заносил хорошо своим архиереям — Викентию и Кириллу, — то все было в порядке. Хоть и секта процветала, и проповеди безумные произносились, и скандалы были, и что он уголовник и убийца — было давно известно; и что с детьми там нехорошо поступают — были звоночки намного раньше — на все закрывались глаза, потому что у Романова связи и деньги были, в епархиальный (а особенно — в архиерейский) кошель капало, ну и ладненько.


И так бы и продолжалось, но старца-«мужика», к архиерейской досаде, занесло — попер на Путина и патриарха, попер на правящего архиерея, начал призывать к народному бунту, обращаться к силовикам, да еще и светские СМИ начали массово и громко эту тему муссировать.

И тут-то архиереи испугались за свою зад… за свой тыл, и начали его прикрывать. А прикрывать свой тыл у нас архиереи могут только одним способом — сдавать на растерзание своих бывших любимчиков. Вот и Романова сдали. Тут ему сразу все грехи припомнились, тут и начали «изучать» свидетельства потерпевших детей (какой высший цинизм — ведь об этом говорилось годами!), тут и оказалось, что у Романова «справки о судимости в личном деле нет» — а то не знали все, что он отсидел за убийство — знали отлично и давно.

Тут и митрополит Викентий, что рукоположил Романова, в несознанку пошел: мол, не хочу на эту тему говорить и все. Типа, Романов сам себя рукоположил, отстаньте от меня, я в домике?

И вот теперь Романова срочно судят и лишают сана. И хочется вместе с самим Романовым, только по другой причине, задать простой вопрос: а почему только его? Почему на скамье церковного суда не сидят Викентий (Морарь) и Кирилл (Наконечный)? Почему генералы не отвечают за то, что их лейтенант творил 20 лет? Почему эти важные дяденьки как минимум не попросились «на покой» — замаливать свои просчеты и свой грех, из-за которого, по их халатности, пострадало такое количество людей?

Но нет, судят только Романова — он это, разумеется, заслужил, но он ли один?

Особенно замечательно звучит «канон», по которому осудили схиигумена:

«Своими действиями схиигумен Сергий (Романов) нарушил присягу при поставлении в пресвитерский сан, которую подписал 24 декабря 2001 года, где содержатся такие слова: „Обязуюсь быть ревностным клириком Матери Церкви, хранить послушание и преданность Престолу Московских Патриархов и своему правящему архиерею. Нарушение данной присяги да будет мне осуждением на Страшном Суде Христовом и да наследую участь Иуды. В заключение моего обещания целую Слова и Крест Спасителя моего. Аминь“. Таким образом, схиигумен Сергий (Романов) виновен в клятвопреступлении» (из решения церковного суда Екатеринбургской епархии).

По такому «правилу» — каждый рядовой клирик оказывается абсолютным рабом священноначалия. Он ведь обещал «хранить послушание и преданность», а эту формулировку можно применять как угодно, так же, как «канон» «досадил архиерею» — косо посмотрел на архиерея — все, ты иуда, нарушил преданность. Спросил что-нибудь на епархиальном собрании, не согласился с повышением взносов или с уничтожением собрата — все, повинен смерти, против архиерея пошел. Удобная присяга — «прошу расстрелять меня в любое удобное для вас время, ваш смиренный послушник и преданный раб».

А кому и на что присягали архиереи? Хоть кто-нибудь из них Богу присягал — быть ревностными и честными архипастырями стада Христова, заботящимися о том, чтобы не погибла и одна заблудшая овца?..

Вопросы, конечно, риторические, ответы вы и сами все знаете. Поэтому и дальше будут в РПЦ процветать новые «романовы», организовывать секты, губить души и жизни людей — и все будет тихо, до тех пор, пока эти «старцы» заносят вовремя конвертики в епуправление да не пересекают опасную линию «послушания и преданности» своему священноначальству. Ну и чтобы в СМИ не попадали с громкими скандалами. Соблюдай эти три условия — и старчествуй напропалую. Бог не выдаст, архиерей не съест.

P.S. Уже после того, как был написан этот текст, появилось удивительное открытое письмо митрополита Екатеринбургского Кирилла (Наконечного) Сергию Романову. Удивительное по своему цинизму. Удивительное, потому что многие из наших комментаторов посчитали его «хорошим, искренним, мощным» письмом.

Оно было бы «хорошим», если бы его источником был бы не правящий архиерей — вот только оно лживо по своей сути, если не по форме. В этом письме вся вина полностью перекладывается на Романова, архиереи (Наконечный за себя и за Мораря) умывают руки — мы ни при чем, мы были снисходительны, мы надеялись, да и вообще — я апостольский преемник, а ты кто такой, чтобы передо мной не ползать в прахе и пепеле?!

Сомнительно, что письмо написал сам митрополит — кто-то из его окружения, более грамотный и знакомый с гуглом, его сочинил — так же, как и Романову кто-то кропает его бредни (а может, даже не в епархии написали, а где повыше).

Романова обвиняют во лжи, в клевете, в проповеди сталинизма (у нас мало священников или архиереев, кто воспевает Сталина? Откройте «Русскую народную линию», например), в незнании истории (очень смешно, особенно если послушать проповеди архиереев на исторические темы), в том, что он лицемерит — ну так посмотрите, кто такой митрополит Кирилл (Наконечный), почитайте его выступления, послушайте его ложь, его пропаганду, насладитесь его лицемерием. Достаточно только вспомнить позорную для епархии битву за сквер у Драмтеатра.

Вспомним, как в марте 2019 года на Торжество Православия епархия, олигархи, актеры и спортсмены-«быки» устроили молебен в сквере, который собирались нагло захватывать, а митрополит во всеуслышание заявил, что этот сквер «предуготован для будущего святилища», в котором будут молиться до скончания века. А после митрополита на сцену вышел… Сергий (Романов) со своими монашками.

Романов со свитой на том молебне Торжества Православия

Вот тогда Романов был мил и люб митрополиту, был в послушании и никогда не лгал и душ человеческих не развращал, правда?

Вспомните, и чем закончилась та история со сквером, как поливал грязью митрополит тех, кто защищал сквер — сравнивал их с теми, кто требовал освободить Варавву, а не Христа. Да и теперь — текст митрополита начинается с обличения блогеров и тех, «кто кормится на внутрицерковных конфликтах и нестроениях», то есть церковные дела не терпят огласки, надо между собой перетереть, среди братков ОПГ РПЦ, сходку собрать, общак поделить, а тут нате вам — посмели вынести все наружу, не по понятиям сие, за козла ответишь.

Письмо митрополита стоит отдельно разбирать, но повторюсь: оно насквозь лживо, потому что лицемерно, это лишь удобный случай замочить бывшего любимчика поглубже в сортире, да еще на его фоне показаться эдаким борцом за честность, а также другим строптивцам показать — смотрите, довыступаетесь, посадим вас на цепь за непослушание. Хотя честным было бы тут только одно — не письма писать, а признать митрополиту свою вину, сказать «простите, братья и сестры, что я допустил такой беспредел в епархии, и уже не в первый раз», и сделать все, чтобы эту вину загладить. А потом уйти в отставку.

А пока же — чума на оба ваши дома.

P.P.S. Романов тоже ответил митрополиту. Если не обращать внимания на привычные бредни об экуменизме и ВВС, то можно даже согласиться с неистовым схимонахом в том, что тот не согласен, что от народа надо скрывать церковные нестроения, а также в том, что митрополит «витиеватыми фразами» оправдывает «свое малодушие, трусость, шкурность, страх потерять кафедру, сытую жизнь» и что он будет «служить любым господам». Тут прямо не в бровь, а в глаз. Все жду с нетерпением, когда Романов выложит свой главный козырь — во всеуслышание объявит, какие суммы он заносил в епархию в конвертике. Правда, митрополит и тут отмажется, скажет с выражением оскорбленной невинности, что это все были «добровольные пожертвования на епархиальные нужды».

В общем, баттл продолжается, и нас может ждать еще много интересных откровений. И пусть тайное станет явным.

Фото: ekaterinburg-eparhia.ru

  • 37

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ