Патриарх Алексий II и проект ельцинской Конституции: православие, атеизм и свобода совести » Москва-Третий Рим
» » » Патриарх Алексий II и проект ельцинской Конституции: православие, атеизм и свобода совести
spytim.ru
Тойвуд







основное / публикации

Патриарх Алексий II и проект ельцинской Конституции: православие, атеизм и свобода совести


107

Приводим документы из книги «Из истории создания Конституции Российской Федерации. Конституционная комиссия: стенограммы, материалы, документы (1990–1993 гг.): в 6 т.» / под общ. ред. О.Г. Румянцева. — М.: Волтерс Клувер, Фонд конституционных реформ, 2007-2010. Сначала приводим письмо патриарха Алексия II президенту Борису Ельцину, с выражением озабоченности по поводу подготовки проекта Конституции, а затем — ответ патриарху ответственного секретаря Конституционной комиссии О. Румянцева.

Обращение Патриарха Московского и всея Руси Алексия II к Президенту РФ, Председателю Конституционной Комиссии Б.Н. Ельцину от 7 ноября 1991 г.

Глубокоуважаемый Борис Николаевич!

Проект Конституции Российской Федерации, опубликованный 11 октября с.г. и представленный пятому (внеочередному) Съезду народных депутатов РСФСР, вызывает серьезное беспокойство и большую озабоченность при ознакомлении со статьями, относящимися к свободе совести, вероисповеданий и положению религиозных объединений. Приходится отметить, что начавшийся в последние годы процесс установления права на свободу совести, реального отделения церкви от государства и нормализации государственно-церковных отношений может быть нарушен. Такое предположение вполне обоснованно, поскольку в проекте Конституции РФ просматривается отчетливая попытка возвратить религию и церковь к прежнему бесправному состоянию и установить диктат государственных органов в отношении церкви.

Соответствующие нормы проекта Конституции РФ во многом не признают ныне действующих законодательных актов о свободе вероисповеданий и Конституции РСФСР (ст. 50). Содержание ст. 27 и VIII и IX глав проекта по непонятным причинам предусматривает резкий поворот к изжившей себя практике государственного вмешательства во внутренние дела церкви, ограничения ее деятельности, восстановления государственного атеизма, что, как известно, ранее привело наше общество к духовному опустошению и чего допускать теперь ни в коем случае нельзя.

Ни один закон, включая Конституцию, действовавший ранее и в настоящее время, не утверждал понятия атеистической деятельности. Введение такого понятия в проект Основного Закона России (ст. 27) не может иметь другого обоснования, кроме как намерения возродить с опорой на Конституцию прежнюю систему атеистического воспитания народа и повсеместное внедрение так называемого научного атеизма. К тому же по проекту религиозные организации не получают доступа к государственным системам радио и телевидения.

Вызывает решительное возражение предписываемое проектом (ст. 61) правило для религиозных объединений строить «внутреннюю организацию и деятельность в соответствии с демократическими принципами», поскольку, безусловно, что это является сугубой компетенцией самой религиозной организации, с ее правилами и традициями. В проекте восстанавливается ныне отмененная регистрация религиозных организации (ст. 68), поскольку теперь регистрируются только их гражданско-правовые уставы. Содержится в проекте и еще одно нововведение «законная деятельность религиозных объединений» (ст. 67). При этом составители проекта в этой части проявили непонимание существа духовного и пастырского служения церкви, которое не может регламентироваться государственными законоположениями.

Изложенное позволяет просить Вас, глубокоуважаемый Борис Николаевич, поручить рабочему аппарату комиссии разобраться, по каким причинам и какими силами направляется отход от редакции соответствующих статей предшествующего проекта Конституции РФ, чтобы восстановить в новом проекте в полном объеме право человека на свободу совести и обеспечить независимое от государства положение церкви, соответствующее ее предназначению в жизни общества. Должны быть реализованы в полной мере действующие международные нормы, признанные мировым сообществом в сфере религиозной деятельности.

Полагаю, что было бы вполне целесообразно и уместно для обсуждения проблемы свободы совести, вероисповеданий и положения религиозных организаций к последующей работе над проектом Конституции Российской Федерации привлечь официально уполномоченных представителей религиозных конфессий, действующих в стране, и авторитетных специалистов с объективной правовой позицией, чтобы атеизм не стал основой государственной политики в отношении религии и церкви.

Мое обращение к Вам вызвано заботой о том, чтобы не возникли в нашем обществе еще большие тревога и беспокойство и чтобы проблема свободы совести не стала дополнительным дестабилизирующим фактором в жизни нашего общества и в положении государственной власти.

С глубоким уважением Патриарх Московский и Всея Руси Алексий

Письмо Ответственного секретаря Конституционной комиссии Российской Федерации от 19 января 1992 г. Его Святейшеству Алексию II, Патриарху Московскому и всея Руси

Ваше Святейшество! Конституционная комиссия Съезда народных депутатов Российской Федерации с глубоким вниманием отнеслась к письму за Вашей подписью от 7 ноября 1991 г., адресованному Президенту Б.Н. Ельцину.

Мы полностью понимаем Ваше глубокое беспокойство за судьбу верующих в нашем многострадальном государстве, где верующие на протяжении многих десятилетий тоталитаризма были среди тех социальных категорий, которые подвергались физическому и духовному геноциду. Вместе с тем мы хотели бы со всей решительностью сказать, что никаких оснований тех обвинений, которые высказаны в письме, Конституционная комиссия не давала и не дает. Мы делаем все от нас зависящее, чтобы в отношении кого бы то ни было, верующего или неверующего, трагическое прошлое не могло повториться.

Именно таким подходом обусловлена предлагаемая нами статья 27 проекта Конституции Российской Федерации: «Каждому гарантируется свобода совести, вероисповеданий, религиозной и атеистической деятельности. Каждый вправе свободно исповедовать любую религию или не исповедовать никакой, выбирать, иметь и распространять религиозные либо атеистические убеждения и действовать в соответствии с ними при условии соблюдения закона». Согласитесь, никакого акцента на процитированной в письме «атеистической деятельности» при прочтении статьи в целом или хотя бы первой ее фразы никак нельзя. Но не пойти совсем на отдельное упоминание права на атеистические убеждения и их распространение, которое действительно не принято выделять в Конституциях стран с развитой демократией, где термин «свобода совести» считается самодостаточным и не требующим расшифровки, мы не могли, ибо не могли не учитывать нашу нынешнюю социально-психологическую реальность: многие воспитанные в государственном атеизме, не желающие в одночасье менять свои убеждения, люди воспринимают ныне происходящее как смену идеологического курса государства на православную ориентацию, чего они не хотят допустить и против чего весьма решительно протестуют, требуя оговоренной конституционно гарантии своим правам. Конституция пишется в условиях конкретной реальности, и мы не можем ею пренебречь.

Проект Конституции никак не претендует на то, чтобы «государственными законоположениями», как это говорится в письме, регламентировать духовное и пастырское служение Церкви. Подобные обвинения также основаны исключительно на вырванном из контекста понимании отдельных формулировок. Статьи 61, 67 и 68, упомянутые в письме, говорят буквально следующее: «В Российской Федерации свободно действуют общественные объединения: профессиональные союзы, политические партии, национально-культурные общества, творческие союзы и иные общественные организации, массовые движения, религиозные, а также другие общественные объединения. Создание общественных объединений осуществляется свободно с последующим уведомлением властей в законном порядке, внутренняя организация и деятельность общественных объединений должны соответствовать демократическим принципам. Общественные объединения вправе иметь в собственности только такое имущество и заниматься только такой деятельностью, которые соответствуют их уставным задачам» (глава восьмая «Общественные объединения»); «Религия и религиозные объединения отделены от государства. Государство является светским и не отдает предпочтения какой-либо религии или атеизму. Все религии и все религиозные объединения равны перед законом. Государство гарантирует невмешательство в законную деятельность религиозных объединений»; «Религиозные объединения, зарегистрированные в установленном законом Порядке, самостоятельно управляют своими внутренними делами. Они обладают правами юридического лица, свободно владеют, пользуются и распоряжаются принадлежащими им зданиями, сооружениями, благотворительными и иными фондами, другим имуществом» (глава девятая «Религия и религиозные объединения»). Возможно, здесь есть редакционные и стилистические неточности, вызванные чрезмерным сокращением ряда статей по сравнению с предыдущим вариантом проекта, но никак не «отчетливая попытка возвратить религию и Церковь к прежнему бесправному состоянию и установить диктат государственных органов в отношении Церкви».

Ваше Святейшество, Конституционная комиссия признательна за всякие замечания к представленному ею проекту Конституции, в том числе и за предложенное за Вашей Подписью письмо. Однако мы, естественно, предпочитаем конструктивную критику, не содержащую передержек и риторических обвинений. Испытывая самое глубокое уважение к Русской Православной Церкви, предстоятелем которой Вы являетесь, мы тем более надеемся на конструктивное сотрудничество с Вами и Вашими представителями.

С глубоким уважением и самыми добрыми пожеланиями,

ответственный секретарь Конституционной комиссии Съезда народных депутатов Российской Федерации народный депутат Российской Федерации О.Г. Румянцев

  • 283

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ