Баре и холопы: почему нас ждет «цифровое крепостное право» » Москва-Третий Рим
» » » Баре и холопы: почему нас ждет «цифровое крепостное право»
spytim.ru
Тойвуд







основное / новости

Баре и холопы: почему нас ждет «цифровое крепостное право»


Пандемия коронавируса неожиданно для многих выступила в роли водораздела, отделившего старый и хорошо знакомый нам мир от наступающего нового мира. Более того, нельзя исключать, что коронавирус просто ускорил его приход, по сути прекратив затянувшуюся агонию мира старого.


О том, что «как раньше» уже не будет никогда, понимают еще далеко не все. Кто-то еще пребывает в стадии агрессии, кто-то пытается отрицать очевидное, более продвинутые надеются о чем-то с кем-то договориться, и лишь избранные осознали неизбежность наступающей (или уже наступившей) реальности.


Какой именно она будет, и хорошо или плохо всем нам будет в ней жить, сказать пока невозможно. Вполне вероятно, что кто-то не сможет принять ее никогда, а кто-то наоборот будет несказанно рад подвалившему «счастью».

О том, что может представлять из себя новый мир, в котором, независимо от нашего желания, всем нам предстоит жить мы решили поговорить с интернет-омбудсменом, членом экспертного совета «Агентства стратегических инициатив» и генерального совета «Деловой России» Дмитрием Мариничевым.


Эпоха слежки и тотального контроля


«Ридус»: Эпидемия коронавируса (мнимая она или реальная), похоже, провоцирует то, о чем все давно догадывались, но считали фантастикой. Например, системы тотального слежения за людьми: сейчас оно уже может осуществляться при помощи сети Интернет, сотовых сетей, систем геолокации (возможно, чего-то еще, чего мы не знаем). Насколько вообще возможно обеспечение тотального характера такой слежки? И зачем это нужно? И насколько законно, конечно?


— В разных странах по-разному. В принципе, все европейские государства вносят в свою жизнь новые законодательные инициативы и легализуют такого рода слежку. Но она пока относится не ко всем людям, а только к заболевшим (хотя подспудно подразумевается, что следить будут за всеми). Вы верно отметили, что сейчас работают не только сотовые данные по геопозиционированию, но и так называемая indoor-навигация. Соответственно, опрашиваются датчики смартфона и фиксируется с некой частотой его положение в пространстве. И, если имеются реперные точки, которые запозиционировал телефон по GPS, то потом на основании этого можно построить карту движения телефона в трехмерном пространстве.

И тем самым можно определить не только расположение человека в торговом центре или еще где-то, но и записать его походку, стиль вождения автомобиля и прочие индивидуальные особенности. Плюс ко всему, сейчас развивается система быстрых коммуникаций на базе регистрации bluetooth-коннектов в горизонте порядка 30 метров. Это достаточно четкое геопозиционирование в части возможных контактов заболевших (и не только заболевших).


Все это вместе, плюс возможная привязка к неким внешним системам слежения, например уличному видеонаблюдению, приводит, как вы правильно заметили, к тотальному отслеживанию субъекта в информационном и геопространстве.


«Ридус»: То есть, вы согласны, что система слежки существует. Тогда вопрос: кто больше всего в ней заинтересован, кто основной бенефициар всего этого?


— Вы будете смеяться, наверное, мой ответ вас немного удивит, но основным бенефициаром этого являются люди, непосредственно сами люди. Это все мы.


«Ридус»: Действительно, немного удивительно. Вряд ли кто-то скажет, что ему нравится, когда за ним следят. Почему все мы?


— Смысл в том, человек осуществляет передачу своих личных прав и свобод кому-то, взамен на комфортное существование внутри системы в целом. Баланс интересов, баланс свободы воли и безопасности, он всегда будет склоняться в сторону безопасности. И движение в тренде, что «за тобою всегда следят, и ты всегда знаешь, где другие субъекты», подразумевает синхронизацию этих мнений и отношений к информационной системе со стороны этого маленького информационного винтика, которым каждый из нас является, в пользу передачи больших прав непосредственно системе.


«Ридус»: Можно ли сказать, что существует какой-то конкретный человек, или группа людей, которая эксплуатирует в своих интересах принцип, о котором вы сказали.


— Я не сторонник теории вселенского правительства и вселенского заговора, я считаю, что его существование маловероятно. Правильнее, наверное, сказать, что это общее человеческое бессознательное, которое формирует такого рода движения. Или некая внутренняя энергия системы, которая накапливается и заставляет систему видоизменяться.

На мой взгляд, существуют две основных модели государственного устройства. С одной стороны — классические вертикально интегрированные архаичные государственные модели.

Сюда относятся США, Китай, Россия, Франция, Англия и т. д. С другой стороны — плоская модель, которая пока существует только как возможность.


Взаимоотношения между хозяйствующими субъектами и элементами системы здесь другие, — матричные. А матричное состояние подразумевает иную парадигму мышления и отношений. В частности, характерным здесь является стремление к стиранию границ. Вообще говоря, вторая модель — это следующая стадия развития государства, она должна следовать после первой. Но сейчас в результате всеобщей эпидемии вируса, мы получаем обратный эффект — вертикально построенные государства получают шанс оттянуть свой финал, защититься, и сохранить себя как сущности.


«Ридус»: А вы не исключаете, что, если мы сейчас будем передавать все под какой-то цифровой контроль, то из-за сбоев и прочих проблем, мы получим грандиозные утечки самой различной информации и серьезные ошибки?


— Несомненно, да. Но в качестве защитного рефлекса возникает как раз дрейф от наднациональных информационных систем к национальным системам. Все страны сейчас неизбежно будут превращаться в «информационные княжества». Это позволяет нивелировать ту проблематику, о которой вы говорите (ошибки и утечка данных). Страны «закрываются», и в этом нам предстоит какое-то время жить, и с этим придется смириться.


Welcome to the middle ages, welcome to hell


«Ридус»: Здесь, я так понимаю, начинается самое интересное, и проблема сохранности данных здесь уже далеко не самая важная...


— Да, основная проблема не здесь, основная проблема кроется в скорости развития стран — информационных замкнутых систем. Мы будем наблюдать сейчас значительное ускорение развития тех, у кого есть фундаментальные знания, — они смогут и будут переводить создаваемые ими фундаментальные знания в сферу прикладного использования. Разница в скорости развития будет значительной, и она будет увеличиваться. И вот уже нет этого наднационального единого экономического хаба, который начинал создаваться в эпоху глобализации, при котором одна страна специализируется на производстве товаров, другая на сырье, третья на сервисе и т. д. Разделение производственных сил в рамках планеты Земля — все это будет уничтожено, все это уйдет.


«Ридус»: Кому и чем это грозит?


Это страшная тема, потому что она реально может привести к тому, что, совершенно неожиданно, какая-то часть планеты будет уходить в очень большой отрыв, тогда как остальные начнут просто деградировать, «заморозившись» в состоянии сегодняшнего дня. То есть, в принципе, если за точку отсчета взять 1 января 2020 года, то большое количество стран не сможет выбраться за эту точку в плане развития технологий и экономики. Все это у них будет находиться в вечном балансирующем состоянии ступора.

А какие-то страны начнут технологически уходить в отрыв, поставляя высокотехнологичные продукты всем отсталым «княжествам», при этом, не давать им возможности понять, как производить этот продукт самостоятельно. Условно, мы получим деление человечества на два вида: «творцов» — высоких, стройных, умных, образованных, не болеющих людей; и всех остальных, которые будут в каком-то смысле «цифровыми холопами».






© pixabay.com


«Ридус»: Сейчас у людей возникает много вопросов в связи с развертывания системы 5G. Многие полагают, что это не только хороший инструмент для связи и передачи данных, но и новые возможности для тотального контроля.


— Это так, но только не нужно ставить во главу угла человека, как информационная сущность он ничтожен. Это примерно так же, как правильно: Солнце вращается вокруг Земли, или Земля вертится вокруг своей оси и вращается вокруг Солнца? Согласно классическому восприятию, правильно второе. Но на самом деле, правильный ответ: корректны оба высказывания. Вы можете описать любую систему, потому что движется все: и движется Солнце относительно Земли, и Земля относительно Солнца, и мы относительно Земли.

В зависимости от того, что вы берете за точку отсчета: если вы берете человека, о чем вы сейчас говорите, то вы просто очень много внимания уделяете человеку. Конечно, 5G способна контролировать отдельного человека. Но 5G — это примерно как парадигма мышления, в которой Земля вращается вокруг оси и вокруг Солнца. Вы можете отслеживать все предметы, которые произведены человеком или которые существуют вокруг человека с помощью 5G для того, чтобы дать человеку его место в информационном пространстве, которое соответствует ему в этой движущейся системе. Это совершенно иная система координат, в которой все законы относительно действий человека и предметов, его окружающих, и взаимодействие человека с предметами, и предметов — между собой, описываются гораздо легче, быстрее, лаконичнее и логичнее.

Поэтому система 5G, и любая следующая, которая позволяет подключить к сети все, что когда-либо было произведено, будет произведено, или существует рядом с человеком, включая самого человека как информационную сущность — это система координат, в центре которой находится не человек, а сеть. Бороться с этим вряд ли реалистично. Это первый уровень тотальной цифровизации. Это первый уровень дополненной реальности, дополненного мира вокруг нас. Весь искусственно созданный мир становится единым м с естественным миром, с окружающей средой. В итоге человек просто перестанет понимать разницу между миром реальным и миром дополненной реальности.


«Ридус»: Но насколько это хорошо?


— Это вообще для людей отлично, я вас уверяю. Потому что для людей этот мир — это просто некий сплошной праздник, похожий на какое-то подобие волшебного мира, про который мы с вами раньше читали в сказках. Но это уже мир, в котором реально будут жить люди.


«Ридус»: Какой-то наркотический мир у вас получается.


— Это будет подобие волшебного мира, где вы будете усилием мысли управлять предметами. Это то, о чем я сказал выше: в пользу безопасности, удобства и лени люди откажутся с большим удовольствием от того, чтобы думать самостоятельно.


Рабство в головах


«Ридус»: У каждого свой баланс представлений о свободе и безопасности. Допустим, управление автомобилем: кого-то за рулем наслаждается чувством свободы, будучи уверенным, что его знаний и навыков достаточно, чтобы не попасть в аварию. Кто-то наоборот, считает: управлять автомобилем — это опасно, и я рано или поздно обязательно попаду в аварию. Поэтому я хочу, чтобы вместо меня управлял автомобилем кто-то еще. Какой компромисс может быть в этой ситуации?


— Никакого. Тот пример, который вы приводите, это о том, что у каждого человека — своя система ценностей, и в индивидуальной системе ценностей у одного выше безопасность, а у другого — свобода.


Люди живут в догмах и неких аксиомах, в которые безусловно верят. Из разряда «черных лебедей не бывает, потому что все лебеди белые». Это вопрос о том, как воспитывать, обучать человека, это вопрос, сколько лет водить по пустыне Моисею свой народ, чтобы народ изменился, и из головы у него ушло рабство.


Пример с опасностью или страхом — это пример рабства в голове, и вопрос — кому и как интересно оставлять это рабство, и кому и как интересно вытравливать это рабство. Здесь мы опять возвращаемся к тому, о чем я говорил выше. Разные скорости развития в жизни, разные мысли, разное понимание будущего будут приводить к тому, что в отдельных странах долго будет оставаться «рабство» как страх и стремление к безопасности за счет свободы, — а в других странах оно будет искореняться. Там люди будут к этому страху критически относиться. Здесь многое зависит от степени образованности населения.


Царю батюшке образованное население не нужно, потому что проще держать образованную прослойку аристократов, которые контролируют и управляют 90% необразованного народа. Но, в какой-то момент экономика и структура жизни меняется так, что появляются предприятия и средства производства, для них нужны рабочие, а рабочий должен быть априори образованным. Когда государству, чтобы выжить, нужны образованные люди, оно должно образовывать население. Тогда меняется и само государство.


Здесь все равно то же самое: сдержки и противовесы.


Когда вам чего-то не понятно, смотрите на сущности — сущности как таковые всегда должны выживать. Государство конкретно — просто сущность. Оно конкурирует за то, чтобы жить на этой планете, конкурирует с себе подобными, конкурирует с вызывающей внешней средой: технологическая внешняя среда убивает государство как сущность, поэтому государство должно сдерживать технологический прогресс.


Люди, которые, условно, построят Новосибирск-2, должны исходить из понимания, что теперь общественные отношения базируются не на сущности государства, а на иной сущности — технологической. И это будет новый уклад, фундаментально другой. То, что мы с вами сейчас будем наблюдать (и уже месяц как наблюдаем) — этот колоссальнейший сдвиг, планетарного масштаба.


«Ридус»: Пока, правда, его замечают только единицы.


— Конечно. Сейчас мы фактически находимся в точке технологической сингулярности, когда люди не понимают, что и как будет за этой точкой. Там поменяются законы, формулы и правила. И И еще не появился никто, кто рассказал бы, как жить после прохода этой точки. Как я уже сказал, люди с интеллектом, возможностями и ресурсами, скорее всего, захотят объединиться, но не для того, чтобы спасти всех, а для того, чтобы жить так, как они хотят, давая возможность другим жить и обслуживать их интересы.

Таким образом, сейчас возникает мир, где при высоком развитии цифровых технологий, при огромных возможностях машин, общественные отношения могут оказаться парадоксально отсталыми.


С точки зрения ментальности, человек как был средневековым, таким и остался, и этим сейчас начинают усиленно пользоваться государства. Все эти карантины, все эти чрезвычайные меры по борьбе с коронавирусом, каким бы страшным он не был (не хочу нисколько уменьшить его опасность), все это исходит не от профессиональных сообществ и людей, которые владеют технологиями, медициной и так далее, а от политиков. А политик в плане принятия решений — это верх некомпетентности. И если эту некомпетентность умножить, соответственно, на хаос, мы получаем бесконечный хаос. Поэтому мы с вами и имеем то, что имеем.


В нашей ситуации, основная суть «борьбы» с коронавирусом, которую якобы ведут политики, — это консервация классической формы государственности по всему миру. И главное для этого условие — обыватель должен быть напуган, причем максимально сильно.


«Ридус»: Когда наступит новый цифровой мир, о котором вы говорите, он будет лучше или хуже уходящего, как вы думаете?


— Кому как. Повторюсь, кто во что будет верить, для того такой мир и будет. Кто-то будет сидеть в цифровой «золотой клетке», у него будет хороший «цифровой помещик», и он ни на что не будет жаловаться. У кого-то цифровой помещик, возможно, будет плохой, или будет такой, как Дубровский. У всех все будет по-разному. И все этот вполне может продолжаться лет 40−50 запросто. На наш век в любом случае хватит.


  • 200

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ