«Я — Мария, — сказала она, — Ты — мой Иисус, Ты никогда не предашь меня» » Москва-Третий Рим
» » » «Я — Мария, — сказала она, — Ты — мой Иисус, Ты никогда не предашь меня»
spytim.ru
Тойвуд







основное / публикации

«Я — Мария, — сказала она, — Ты — мой Иисус, Ты никогда не предашь меня»


Автор — Анастасия Эли Демидова — католичка и правозащитница из Москвы. Служила послушницей и волонтеркой ордена Миссионерок Милосердия в течение 12 лет в более чем 25 домах ордена — в Польше, Чехословакии, России и Индии. В том числе оказывала помощь умирающим и их семьям, занималась организацией лечения и образования детей из неблагополучных семей в польских и ромских трущобах, была ассистентом в домах людей с ментальной и физической инвалидностью и несла ответственность за деятельность, обеспечивающую поддержку болеющих СПИДом, наркоманией и алкоголизмом. Она также покупала авиабилеты для сестер ордена, ставила рождественские спектакли, делала переводы духовных текстов и представляла интересы ордена в госструктурах. В перерыве, в 2008-2009 гг., служила в доме «Ковчега» в Катовице. Сегодня Анастасия занимается поддержкой переживших сексуальное насилие в рамках религиозной деятельности.

Анастасия Эли Демидова

Предисловие

Тема сексуального насилия среди верующих, мирян и рукоположенных всплывает в наши дни повсюду в церковных кругах. Сексуальное насилие, к величайшему сожалению, все еще происходит почти в любом человеческом объединении, в том числе и в церкви. Специфические проблемы церкви — склонность к взаимопокрывательству и пренебрежение страданиями жертв, обвинение жертв и перевод агрессоров вместо привлечения к ответственности, — напрямую создают ситуацию повышенной виктимизации.

Два месяца назад католический мир перенес потрясение в связи с публикацией выводов о сексуальном использовании женщин, совершаемом на протяжении нескольких десятков лет одним из корифеев современной католической мысли и действия Жаном Ванье. Не менее примечательно, чем само расследование — безусловная и беспрецедентная поддержка, которую высказало руководство «Ковчега» пережившим насилие.

Расследование также утверждает, что поведение Ванье, мирянина, умершего в прошлом году, в частности его одухотворение практики сексуального использования женщин, среди которых были также монахини, и отсылки к Господу как подвигающему его на сексуальные контакты, утверждения, что таким образом он несет любовь Господа и подобное, возможно, было обусловлено духовным пастырством французского священника Томаса Филиппа, отстраненного от службы как раз за сексуализированные интерпретации Евангелия.

Особенно трагична история Ванье на фоне значимости его главного детища — международной общины «Ковчег». «Ковчег», объединяющий 153 дома в 38 странах, является флагманом и примером созидательного построения христианского милосердия. В домах «Ковчега» проживают вместе люди с ограниченными возможностями и поддерживающие их люди без инвалидностей. Каждый дом и сеть в целом являются целым миром любви, поддержки и созидания, на практике внедряя концепцию проживания каждого дня как благодарного празднования жизни.

В связи с публикацией выводов расследования и свидетельств, и безусловной поддержки, высказанной лидерами «Ковчега» жертвам, я написала эту статью для англоязычных ресурсов про сексуальное насилие, пережитое мной, тогда послушницей, от настоятельницы моего монастыря в ордене Матери Терезы (официальное название — Общество Миссионерок Милосердия).

Жан Ванье и мать Тереза

(Ниже — перевод частей, сделанный специально для «».)

Когда я читаю рассказы жертв Жана Ванье, из памяти всплывают образы.

Февраль 2014 года, дом Миссионерок Милосердия в Чинсуре, Индии. К этой ночи я не спала уже больше двух месяцев, измученная мириадами рутинных тягот индийской периферии — отсутствием питьевой воды, убийственными нападениями насекомых, жарой, поднимающейся до 55 градусов, местной языческой бандой, регулярно совершающей жестокие нападения на монастырь и на меня лично — единственного белого человека на многие сотни километров вокруг.

— Хочешь присоединиться к ночному бдению перед пресвятыми дарами? — спросила меня настоятельница, сестра Викуна. Как я могла отказаться от такой привилегии? Я все еще была безумно благодарна и счастлива быть в ордене Матери Терезы. Стать Миссионеркой Милосердия, следовать примеру Матери в служении беднейшим из бедных, служить Иисусу в них — было пределом моих желаний многие годы.

Именно там, перед алтарем, она впервые прижала меня к себе, внезапно раскрыв сари на груди. Я была в ужасе, не могла дышать. Что происходит? Как это остановить?

— Тебе нужна духовная мать, — сказала она.

Картины возвращаются с другой ночи. Она отвела меня в комнату матери Терезы. «Мы сейчас будем как Иисус и Мария, Богородица явилась мне и сказала, что это то, что мы должны сделать, как жертва за всех тех, чей грех — похоть», — она сняла с себя монашеское одеяние.

Это длилось два месяца. Я помню сильный страх, днем и ночью, без средств, без телефона, без знакомых. И над всем этим довлеющий ужас, что одно только ее слово — и мой путь в конгрегацию закроется навсегда.

Читая истории жертв Ванье об одухотворении насилия над ними… Она давала нам, мне и еще одной сестре, уроки, подготавливавшие нас к принятию обетов. Некоторые из этих уроков были основаны на книгах Марии Вальторты. Мария Вальторта, итальянская католичка, записала в середине прошлого века то, что, как она утверждала, было ее видениями, полученными от Марии и Христа. Осужденное несколько раз официальной католической церковью как небоговдохновенное, и запрещенное к воспроизведению церковными печатными домами, — «новое евангелие», как называют написанное Вальтортой ее последователи, представляет собой довольно ужасающее чтение, включающее детальные описания полуинцестуальной связи Иисуса с Марией, рассказы о том, как Иисус обменивался сексуальными шутками с Петром и наблюдал за обнаженным Иоанном почти с похотью. В общем, дикое чтиво. Настоятельница сказала, что я не понимаю глубины: «Это очень глубоко, так глубоко, что Церковь еще не смогла этого признать».

Еще одна ночь в комнате мемориала, в которой Мать Тереза отдыхала, когда посещала наш монастырь в годы своей жизни. Сестра Викуна вновь сняла свою одежду: «Сама Мария пришла ко мне и сказала, что теперь я должна быть твоей духовной матерью. Как Мария была для Иисуса».

Испуганна, изолированна, зависима, я надеялась на помощь в исповедальне. «Отец, моя настоятельница делает со мной что-то очень плохое».

«Настоятельница никогда не ошибается, она голос Бога для тебя, дитя, ты должна делать все, что она тебе говорит».

Впоследствии оказалось, что этот священник был ее ближайшим другом.

Я помню, как что-то сломалось во мне.

Два полных месяца сексуального насилия, пока, как я поняла много позже, слухи не дошли до Калькутты. Она и я были вызваны в центральный дом конгрегации, где меня исключили и выслали в Россию, официальное объяснение было: «Путин оккупировал Украину, ты должна уйти». Сестра Викуна была переведена в другой регион, как она была переведена, с ее собственных слов, несколько раз раньше за те же проступки.

«Ты мой Иисус, — сказала она однажды ночью, — ты не предашь меня, как это сделали другие, которым я раньше открывала эту тайну».

За этим последовали мои собственные долгие пять лет жизни в аду, борьба за то, чтобы продолжать жить, борьба за то, чтобы не покинуть церковь, борьба за то, чтобы верить.


Мне довелось служить в общине «Ковчега» более года, в 2008-2009 годах в Познани. Читая о поддерживающей жертв политике общины и лидеров «Ковчега», я могу с сожалением констатировать, что орден Матери Терезы, не перешел вместе с «Ковчегом» и всем миром в XXI век. Словно из 60-х прошлого века: за почти год, прошедший со дня начала инициированного мной официального разбирательства, дело не сдвинулось далее предварительного расследования канонического юриста. Орден отказывается выполнять его рекомендации передать расследование вышестоящим церковным органам в Риме. Более того, и, возможно, самое невероятное, что на данный момент этот самый богатый в мире католический орден оказывает прямое давление и занимается юридическим запугиванием, угрожая мне судебным преследованием в России. Ни одного раза ни одна из тех, кто контактировал со мной от имени ордена, за год не сказала простого «сожалею». Как и много раз за дни моего служения, нередко омраченные борьбой с прямо-таки средневековыми практиками ордена в отношении части сестер и подопечных, такое немилосердное оказалось милосердие…

Фотографии предоставлены автором

  • 121

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ