Так чьим же достоянием быть нашим детям ?! » Москва-Третий Рим
» » » Так чьим же достоянием быть нашим детям ?!
spytim.ru
Тойвуд







основное / новости

Так чьим же достоянием быть нашим детям ?!


Семья - это очень чувствительная сфера. И в законах, касающихся взаимоотношений между родителями и детьми, должны быть только определенные, четкие формулировки, исключающие произвол чиновников и какое-то двойное толкование.

Президент России В.Путин, выступление на Родительском форуме в Кремле, 2013 г.



Итак, нам предлагают включить в текст основного закона государства правовую норму, согласно которой дети будут признаны национальным достоянием этого государства. Корректна ли такая формулировка с точки зрения обеспечения наших с вами интересов и интересов самих детей, соответствует ли она юридической технике, нет ли в предлагаемом тексте двусмысленностей и др. пороков – попробуем разобраться.



Для уяснения точного смысла существительного «достояние» обратимся к помощи словарей. Из шести изученных словарей, содержащих толкование данного слова, пять расшифровывали его значение как имущество, собственность. Шестой словарь, (Большой юридический словарь), раскрывал значение слова достояние так: межотраслевая правовая категория, означающая общесоциальное значение тех или иных объектов (материальных или нематериальных) независимо от наличия на них чьей-то конкретной собственности.



Из анализа словарей видим, что термин «достояние» может быть произвольно использован как минимум в двух смысловых значениях, одно из которых существенно отличается от другого. Налицо нарушение одного из главных юридических принципов – принципа правовой определенности нормативного акта. И если нарушение этого важнейшего принципа недопустимо по отношению к правовым актам меньшей юридической силы, то тем более это недопустимо применительно к Основному Закону Государства, каковым является Конституция. Представляется, что Конституция, как акт высшей юридической силы должна обладать абсолютной определенностью и безупречностью формулировок с учетом соблюдения логического и лингвистического аспектов. Так, Конституционным Судом РФ понятие "правовая определенность" употребляется в одном ряду с категориями "равенство", "справедливость"...



Конечно, нам могут возразить, что разработчики поправок очевидно имели в виду второе значение, т. к. употребление в отношении детей таких категорий как собственность и имущество как минимум юридически некорректно. Но не стоит спешить с выводами. Когда дело касается законопроектов, проталкиваемых прозападным лобби (а мы полагаем, что имеются основания это допускать), здравый смысл и правовая логика отходят на второй план. Чего стоит один только закон 115 –ФЗ «О противодействии легализации (отмыванию) доходов, полученных преступным путем, и финансированию терроризма», по которому вопреки всем правовым принципам и нормам, в т. ч. презумпции невиновности и презумпции добросовестности участников гражданского оборота, по мнимым «обвинениям» в финансировании терроризма и отмыве денег тысячам предпринимателей «законно» остановили бизнес, без суда и следствия заблокировав счета просто на основании подозрений!



Далее предлагаем рассматривать слово «достояние» во втором значении, т. к., очевидно, что все обсуждения поправок разработчики документа будут вести в этом ключе.



И здесь возникает вопрос: а зачем вдруг понадобилась такая новелла в Конституции? Какие задачи позволит решить предлагаемая поправка, которые без нее не могли быть решены? Если исходить из того, что авторы поправки руководствовались благими намерениями еще лучшей защиты прав детей, то целесообразности во внесении этой поправки нет.
И международное право, в т.ч. Конвенция о правах ребенка, и Конституция России (ст.ст. 7, 38, 39 и др), и закон «Об основных гарантиях прав ребенка в Российской Федерации», и Семейный кодекс – все эти правовые акты содержат правовые механизмы, которых вполне достаточно для обеспечения прав детей и их надежной защиты. Остается предположить, что закулисные авторы поправки имели в виду нечто иное…



Для ответа на вопрос «что именно», заглянем в недалекое прошлое.


2010 год. Россия представляет на выставке в Шанхае «ЭКСПО 2010» форсайт-проект «Детство 2030», согласно которому предлагается детей изымать из семей и помещать в образовательные сообщества интернатного типа, где они будут проходить профильную образовательную подготовку, в ближайшей перспективе с чипированием и закачкой на встроенный в мозг чип необходимых знаний. Похожую форму воспитания детей (без технологических инноваций) предлагал в свое время внедрить в России Лев Троцкий (Броштеин).



2012 год. В Госдуму
вносится законопроект «О социальном патронате», по которому органы опеки получают прямое право вторгаться в любую семью и осуществлять за ней контроль.



2013 год. Президент Владимир Путин внезапно приезжает на Форум родительской общественности и в своем выступлении обещает присутствующим, что мнение родительской общественности будет непременно услышано. После этого проект закона «О социальном патронате» был им отклонен.



2016 год. Принят закон «о шлепках», по которому родителя, применившего к ребенку физическое наказание, стало возможным упрятать в тюрьму. Спустя несколько месяцев после волны общественного негодования «простые побои» декриминализировали. Был принят закон, согласно которому из преступления такие действия перешли в разряд административного правонарушения, с соответствующими правовыми последствиями.



2019 год. Идет протаскивание инициативной группой законопроекта «О семейно-бытовом насилии». Проект получает массу негативных отзывов от самых разных общественных деятелей, юристов и правозащитников, в связи с чем направляется на доработку.



Из анализа приведенной информации можно сделать два вывода: во власти есть здоровые силы, которые могут слышать позицию общественности и принимать разумные взвешенные решения, согласующиеся с мнением активной части общества, выступающей за сохранение традиционных семейных ценностей.
Но в то же время в стране существует мощнейшее лобби, которое ни на миг не оставляет попыток через изменение существующей системы на законодательном уровне получить доступ к нашим детям.



Появление в этом контексте поправки к Конституции, содержащей постулат о том, что дети являются достоянием государства, совершенно справедливо вызывает тревогу и рассматривается многими как очередное звено в логической цепочке действий ювенальных лоббистов. Ведь существование в основном законе данной нормы по существу противопоставляет публично-правовые интересы государства интересам родителей и самих детей. В случае ее легализации каждый чиновник сможет сказать любому родителю: позвольте, дети – не ваша собственность, это достояние государства! А окончание может быть любым – от навязывания против воли очередной вакцины и секспросвета в образовании, до отъема ребенка и помещения его в специнтернат для особо одаренных.



Следует помнить, что Конституция содержит в себе базовые принципы, которые определяют стратегию поведения субъектов права через трансформацию ее норм в иные правовые акты. И появление в ней фундаментальных положений, рассматривающих детей в качестве достояния государства, не может не породить смещения акцентов в целом ряде отраслей права – семейном, образовательном, административном и др.. И смещение этих акцентов будет явно не в пользу родителей…



Хочется верить, что авторы поправки руководствовались добрыми побуждениями и действительной их целью была забота о детях. Но ведь Конституция принимается на десятилетия! Кто может дать гарантию, что завтра не придут к власти люди, которые воспользуются термином «достояние» в «нужном им » смысловом значении?!



В заключение хочу обратить внимание на серьезную проблему, которая действительно может быть решена через внесение поправок в Конституцию. Большинство родителей не знают, что если, не дай Бог, с ними что-либо случится, их дети автоматически начинают принадлежать государству независимо от наличия других родственников. Т.е. если в семье произошла беда и родителей не стало, у детей могут быть самые лучшие родственники – дедушки, бабушки, дяди, тети, они могут быть обеспеченными, образованными и т.д., но судьбу оставшихся несовершеннолетних детей будут решать не они, а чужие дяди и тети из органов опеки! Да, у них есть право оформить опекунство, но речь-то не об этом. В подобных случаях приоритет прав родственников над третьими лицами, включая государство, должен быть безусловным, а Конституция должна эти права гарантировать.




Алексей СИНИЦЫН,


православный юрист

  • 0

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ