А я знаю!.. Записки лютеранина. Часть 4 » Москва-Третий Рим
» » » А я знаю!.. Записки лютеранина. Часть 4
spytim.ru
Тойвуд







основное / публикации

А я знаю!.. Записки лютеранина. Часть 4


Продолжение цикла «Записки лютеранина».

***

Тут можно бы пуститься в размышления кто прав, а кто нет, но все это прозвучит по-людски, по-земному. Спаситель же учил нас учением другого мира, призывал нас взглянуть на жизнь иначе. Есть в Библии место, которое кажется мне универсальной формулой верного пути. Вот это место: «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите: ибо такова о вас воля Божия во Христе Иисусе. Духа не угашайте. Пророчества не уничижайте. Все испытывайте, хорошего держитесь. Удерживайтесь от всякого рода зла» (1 Фес. 5:16-22).

Иной человек от такого отмахнется: да что мы — дурачки, что ли, или дети, всегда радоваться?

Иисус говорит: «Истинно говорю вам, если не обратитесь и не будете как дети, не войдете в Царство Небесное…» (Мф. 18:3)

Если не обратитесь… Интересное какое условие. Хлопнулся о землю Иван-царевич и побежал серым волком. То есть поменял суть свою. Был человек — стал волк. Тут тебе и обращение лягушки в красу-девицу, и оборотни в погонах, и чего только на ум не придет.

Обратиться в дитя куда понятнее. Мы там все уже были. Если призадуматься, то отношения человека и Бога, правда, очень даже похожи на отношения родителя и дитяти. Только тут надо определиться: а что такого в ребенке особенного? Чем он от взрослого человека отличается? Тут много, что можно сказать, но, думается, главное, что Спаситель видел в детях, — это способность безоглядно верить. «Влез Иван-дурак на печку, и поехала печка…» Взрослый знает — сказка, ребенок же просто уже едет с Иваном-дураком «по щучьему велению, по иванову хотению». Ребенок в слове рассказчика не сомневается — верит. Юноша уже не верит, взрослый и подавно.

У Достоевского не зря приведен рассказ о маленьком Смердякове, что усомнился в Писании и получил оплеуху от воспитателя своего Григория. Смердяков и Гоголю не верит. «Неправды все это», — замечает он после прочтения «Вечеров на хуторе близ Диканьки». Маленький Смердяков не ребенок — это урод. Не зря приводит его Достоевский к отцеубийству.

«Смотрите, не презирайте ни одного из малых сих; ибо говорю вам, что Ангелы их на небесах всегда видят лицо Отца Моего Небесного» (Мф. 18:10). Ни о ком больше Спаситель подобного не говорит. Тут честь особая.

Дети готовы дать место тайне. Тайна для них — часть бытия. Будь то тайна сказки, родительская тайна, тайна божественная, ребенок просто примет тайну как данное. Сказано: «В доме Отца Моего обителей много» (Ин.14:2). Значит много. Читая Библию, мы погружаемся в таинственное, и блажен тот, кто верит сказанному.

«Славлю Тебя, потому что дивно я сотворен, дивны дела Твои и душа моя вполне сознает это, не сокрыты от Тебя были кости мои, когда я созидаем был втайне, образуем был во глубине утробы, зародыш мой видели очи Твои; в Твоей книге записаны все дни для меня назначенные, когда ни одного из них еще не было» (Пс. 138).

В этих словах Давида великая тайна. Тут куда больше, чем просто отец. Здесь не только сам Творец, но и Водитель по жизни, определяющий каждый твой день.

Представим, вам года четыре, вам предстоит провести день с любящим вас и заботящимся о вас отцом. «Все заботы ваши возложите на Него, ибо Он печется о вас» (1 Пет. 5:7). Когда вы дитя, так на то и уговаривать не надо. Отец ваш земной знает дела впереди лежащего дня, он и накормит, и гулять выведет, и книжку вам почитает, и спать уложит, и поиграет с вами, короче говоря, в замысле отцовском все для вас на тот день расписано. Так то отец земной, а то — Небесный. Как небо выше земли, так и пути Его выше путей наших, и стоит ли сомневаться, что не только один ваш детский день у Него для вас определен, но и вся ваша жизнь у Создателя как на ладони? Он трансцедентален, то есть существует вне нашего мира, вне времени, Ему открыт весь наш земной путь. Спаситель говорил: «О дне том и часе никто не знает, ни ангелы небесные, а только Отец Мой один» (Мф. 24:36-37). Если уж конец мира известен Творцу до момента времени, то что уж говорить о нас, мелких?

А как же тогда свобода воли, — спросите вы, — свобода выбора? Не вольны ли мы поступать, как хотим, любить или ненавидеть по собственному разумению, одобрять или осуждать, хитрить или мудрить, принимать или отвергать, верить или нет?

Четырехлетний ребенок тоже на все то волен. Его решения — быть послушным или нет, согласиться с отцом или набузить, не подчиниться, — никто не отнимает. Да только вот если ему на детской площадке в песочнице совочком по башке треснут, он сразу с ревом к родителю своему побежит. Враз об отце вспомнит, хоть и не думал о нем вовсе, играючи.

Ну, это когда треснут. А если протекает жизнь человеческая как по маслу, и о Боге он даже и не задумывается? Да каждый из нас способен привести в пример знакомого или какую знаменитость, что как сыр в масле катается, и всюду-то ему удача и денег куры не клюют, хотя о высоком и не помышлял никогда, да и вообще, грешник еще тот. С этим как? Это ж несправедливо, что одному все шишки, а другому пряники! Явному-то праведнику, каких немало, особенно среди рассудительных и честных женщин, ох, порой, как по жизни достается. Как же тут Господень замысел объяснить? Посмотришь на то, что творится, и рукой только махнешь — какой там Бог? Был бы какой Бог, такого б не допустил. Сомневающийся еще и вопрос простейший задаст: «Если твой Бог так хорош, и так нас всех любит, почему у меня зубы болят?»

Оппонент такой тебя и слушать не станет, пока не грянет над ним гром, такой, что и он перекрестится. Залепят ему по жизни совочком по башке, враз про Отца Небесного вспомнит. «Ибо кого Господь любит, того наказывает, бьет же всякого сына, которого принимает…» (Евр. 12:6) Тут тоже вопрос: ну ладно, наказывает отец одного озорника, но почему же другого-то не наказывает? Так бы всех в чувства и приводил, уважение бы внушал, держал бы фасон. Что Он, везунчиков не любит, попускает тем, кто все пенки с жизни сдувает и сливки с нее слизывает? Как же Он «так возлюбил сей мир», если одних принимает и наказывает, учит, а другим попускает?

Такой вопрос уже половина ответа. Раз задумавшись над этим, человек не раз еще к тому вернется, потому что звучит в нас, детях Божьих, тот самый призывный стук, что «стою у двери и стучу» (Откр.3:20).

Продолжение следует

Фото: 20th.su

  • 17

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ