» » » Надо разделять Божьего человека и его ошибочные мнения

основное / публикации

Надо разделять Божьего человека и его ошибочные мнения



***

Не могу оставить без комментария увлечение некоторых читателей старцем Дионисием Каламбокасом и его монастырями в Кардице. Монастырь, который я описывала, находится не в Кардице, а в горах около Лариссы. А про старца Дионисия я слышала от своей знакомой, послушницы этого монастыря, что его, Дионисия, монастыри — это именно секта, немного напоминает наше «Наум-сенрикё», не так жестко, но отношение там к старцу нездоровое. И оттуда сестры приходили в описанный мной монастырь, рассказывали о старцевых «чудесах». Когда я писала, что им, в Греции тоже знакома проблема монастырей-сект, то имела в виду именно эту секту.

Если кому-то помогли молитвы старца Дионисия — ничего не имею против. Возможно, и молитвы старца Наума кому-то помогали. Законы духовной жизни очень не линейны.

Расскажу историю о том, как Наумовы молитвы не помогли, а помогли другие.

Это было в 1997 году, в моем первом монастыре. Однажды матушка сильно заболела, что-то случилось с коленом. Не только ходить не могла, но две недели по ночам не могла спать от боли.

Послали гонца к Науму — что делать? Наум операцию делать не благословил, а благословил молиться за матушку. А именно: выбрать десять человек покрепче и дать им такое молитвенное правило: десять кафизм, половину евангелиста, десять четок (т.е. 1000) «Богородице Дево, радуйся» и десять четок «Отче наш» в день. Не знаю, уточнил ли он, надо ли освобождать этих молитвенников от всех работ. На практике никого ни от чего не освобождали.

Когда матушке сообщили это благословение «батюшки», она сама выбрала десятку, и я попала в это число. Когда мне об этом сказали, я на автомате ответила, что это же, наверно, должны быть его чада, чтоб он мог за них помолиться, чтоб они смогли понести. Разумеется, матушке доложили мои слова, и она люто обиделась.

Нашли кого-то другого. Десять молитвенниц стали читать непомерное правило, продолжая выполнять и все свои обычные послушания. Одной из них была старшая регентша. Я видела, как она невидящими глазами в промежутках между пением, стоя на клиросе, каждую свободную минуту читала Псалтирь. Спали они не больше трех часов в сутки.

Но и остальной монастырь не мог оставаться в стороне. Для «менее сильных» сестер правило поделили «на двоих». Я сама читала пополам с благочинной, мне досталось пять кафизм и половина евангелиста. В такой обстановке отказаться уже было невозможно. Для самых новоначальных и слабаков правило делили на четверых.

А тем временем матушка от обиды сослала меня на скотный двор в скит. Тогда я впервые научилась доить коров. Но в обязанности мои входило не только это. У нас были каждый день службы, и я регентовала, я должна была учить скитских сестер уставу и церковному пению, на меня повесили обязанности келаря, и три дня в неделю вместо скотного у меня была кухня.

Читать наумовское правило при всем этом просто физически не было времени. Отказаться тоже невозможно. Просто забить я тогда не могла.

И тут как манна с неба свалилась на нас поездка в Оптину. Если бы был автобус поменьше, то меня точно бы не взяли, но свалился «Икарус».

Как только мы приехали в Оптину и зашли в храм на службу, я увидела о. Илия (Ноздрина), он вышел из алтаря и шел в нашу сторону. Я сразу к нему, забыла представиться, кто и откуда, выпалила, мол, что делать, батюшка? Так и так, все молятся, отказаться невозможно, выполнять тоже никак. Он спросил: а что с матушкой? Я опомнилась, главное-то не сказала, объясняю, колено, мол. Он помямлил «Наум-Наум», пожевал губами. Ничего особенного не сказал, утешил, мол, ничего, все будет хорошо.

Пробыли мы день в Оптиной, на обратном пути заезжали в Шамордино, ночевали, стояли на службе. Когда вернулись домой, матушка встречала автобус на дорожке.

Месяц строгого постельного режима закончился.

Не знаю, почему сам о. Наум не помолился? Почему никому из его чад не пришло в голову: если он великий старец, то почему не помолится? Что было бы с матушкой, если бы не эта поездка в Оптину и мой разговор с о. Илием? И чего стоили наши молитвы и такие безумные правила?

Я бы хотела реабилитировать о. Илия после некоторых публикаций . Со мной было несколько случаев, когда его молитвы разруливали невыносимые узлы у меня лично.

После того, как патриарх Кирилл забрал его в Переделкино, я увидела его впервые уже после ухода из монастыря. Вместе с сестрами, которые считают себя его чадами, мы приезжали к нему и в Орловскую деревню, и в Переделкино. Даже в деревне при нем неотступно был дюжий дяденька, который и на телефонные звонки отвечал, и все оргвопросы решал. А в Переделкино его окружало уже с полдюжины крепких ребят, которые довольно грубо и резко отвечали пришедшим спросить старца людям. Мне кажется, что наличие этих людей рядом — либо приказ патриарха, либо (в деревне) какие-то коммерсанты, для которых старец — очень выгодный бизнес-проект. Ему, как старцу и молитвеннику, жертвуют много денег, но осваивают эти деньги совсем другие люди. У меня впечатление такое, что он находится в клетке и терпит это, потому что для таких людей нарушить послушание означает потерять дерзновение в молитве. Ему самому точно ничего такого не нужно, ему 87 лет.

Что касается его агитации за Путина — это правда. Более того, я очень впечатлилась, услышав 4 года назад, как его иеродиакон-келейник на литургии на всех ектениях поминал Путина по чину царственных особ: «о Его Высокопревосходительстве Владимире Владимировиче, президенте России, помолимся».

Я это считаю ошибкой старца. Что поделаешь, и канонизированные церковью святые не были свободны от ошибок, и бывает так: «вот это — святой, а это — его мнение, которое церковь не признаёт».

По благословению о. Илия много лет издавалась брошюра «Истоки зла», направленная против коммунизма и его авторов. Видимо, он считает это зло самым злым и больше всего угрожающим России. Кстати, в Орловской области коммунисты традиционно сильны. Насколько я знаю, он начал агитировать за Путина перед какими-то выборами, когда была большая опасность победы коммунистов. Лично для меня не проблема разделять Божьего человека и его ошибочные мнения на темы, в которых он заведомо не силен.

Иллюстрация: слева направо: старцы Илий, Дионисий и Наум

  • 305

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ