» » » «Господи, когда Ты услышишь молитву нашу об единении Церквей?»

основное / публикации

«Господи, когда Ты услышишь молитву нашу об единении Церквей?»


Из дневников митрополита Арсения (Стадницкого) (1862–1936)).

***

1903 г.

За богослужением в соборе присутствовали заморские гости: из Северной Америки глава Фондюлакской англиканской епископальной епархии епископ Графтон в сопровождении диакона Фея и И.В. Биркбека, известного уже в России за ревностного сторонника единения Англиканской Церкви с Православною Русскою. Престарелый (семидесяти трех лет), хотя не по летам бодрый и здоровый, симпатичный епископ Графтон известен не только своими симпатиями к Православной Церкви, но еще и тем, что он является первым основателем монашеской общины в Оксфорде, где он положил начало монастырю, известному под названием Cowley, который все более и более расширяет свою деятельность, открывая филиальные отделения в Соединенных Штатах Америки, Канаде, Индии и Южной Африке.Таким образом, Графтон сделал первую попытку восстановить на почве Англии мужской монастырь (..).

Прибыл он в Россию по вопросу, имеющему уже почтенную историческую давность, о соединении Церквей. Приехали они сначала в Петербург, но ввиду отсутствия митрополита Антония, пребываюшего на кавказском курорте, единственного, с кем можно побеседовать по данному вопросу, отправились в Москву и Сергиеву Лавру. Простояли они у правого клироса малую вечерню с акафистом, а затем и половину всенощной. Весьма внимательно следили за богослужением, имея в руках служебник на англо-греческом языке. Крестились, и, вообще, на лицах, особенно у епископа, было молитвенное настроение. На епископе была одежда: нечто вроде подрясника с пелериною, лилового цвета; на голове — прилегающая к темени скуфеечка, на груди — большой крест. Смотря на них, я думал: «Господи, когда сие будет? Когда Ты услышишь молитву нашу об единении Церквей?» Припомнилось мне при этом известное изречение Платона, сравнивавшего различные христианские вероисповедания с перегородками… Подготовлен ли русский народ к этому вопросу? На последний вопрос я как раз в конце службы услышал ответ.

Один из монахов совершенно серьезно спрашивает другого:

— А они, значит, веруют во Христа?

— Стало быть, веруют — ведь кресты на себе полагали.

— Да ведь это, может быть, так себе, для нас.

И нужно заметить, что это говорили монахи, во всяком случае, интеллигенция из народа. Да, долго еще придется молиться.

…Владыка вместе со мною служил в Вифанской семинарии. Присутствовали и американские гости. Все было хорошо. Но неприятное впечатление произвел своим усыпительным произношением проповеди старый преподаватель Некрасов. К прискорбию, «русская проповедь показана была лицом, во всей своей красе».

По окончании службы с молебном все мы с американскими гостями отправились в ученическую столовую. Американский епископ попробовал было пробную порцию, но сделал уморительную гримасу, как будто после чего-то противного, сказав при этом: «Как можно жить без мяса?» Оказывается, он рыбы не любит, и вообще у них не едят рыбного. Что-то не так! Но затем я за столом действительно видал, что он, например, до ухи из стерляди даже не дотронулся. Икру очень любят.

(..) После тостов за Государя, митрополита Владимира, меня, епископа Графтона и гостей, академическую и семинарскую корпорации, произнесенных митрополитом и мною, следовала не особенно длинная, но содержательная речь епископа Графтона. Манера его произношения, при специфических особенностях английского языка, очень характерна. Речь его сопровождалась очень выразительною мимикою, умеренною жестикуляциею и равномерным как бы приседанием. Вид епископа в это время, с умными, добрыми, устремленными в одну точку глазами, был вдохновенным, привлекательным. (..) Епископ, между прочим, говорил, что он рад присутствовать за православно-русским богослужением, где так осязательно выражается идея общения Церкви небесной, Церкви святых, с земною. Рад он был посетить Академию с ее знаменитыми учеными, имена которых известны в Северной Америке, и теперь рад быть в семинарии, которая готовит юношей на служение Церкви Христовой, утвержденной на учении о семи таинствах. «Православно-русская Церковь, — говорил в заключение Графтон, — имеет высокую миссию. Англо-американская Церковь вполне сознает эту миссию ее и, относясь братски к ее святым стремлениям, желает осуществления этой миссии». Последние слова произнесены были с дрожью в голосе. После этого наш Владыка предпочел ответить что-то тихо, как бы по секрету. Я услышал только пожелание, чтобы они столковались с Первоприсутствующим и пришли к каким-либо определенным результатам.

Из Вифании митрополит уехал в одной карете с епископом, а я — с изящнейшим женоподобным диаконом. Действительно, у него удивительно женский облик: безбородый, мягкие черты лица, совершенно чистого и матовой белизны, волосы светло-желтые, льняные. Наш специалист по дамским вопросам Н.А. Заозерский, по его словам, все подбирался как-нибудь удостовериться относительно пола его, но боялся, как бы не натолкнуться на какой-нибудь неприятный сюрприз. Когда я ехал с ним, то многие обыватели очень удивленно на меня смотрели. Как потом оказалось, они действительно приняли диакона за даму, а мою совместную с ним поездку объясняли тем, что я ее окрестил (?) в Вифании.

  • 220

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ