» » » День памяти митрополита Вениамина (Федченкова)

основное / публикации

День памяти митрополита Вениамина (Федченкова)

День памяти митрополита Вениамина (Федченкова)

Сегодня день памяти приснопамятного митрополита Вениамина (Федченкова).

Митрополит Вениамин (в миру Иван Афанасьевич Федченков) родился 2 сентября 1880 года в селе Ильинка (Вяжли) Кирсановского уезда Тамбовской губернии. Отец владыки – Афанасий Иванович – был крепостным крестьянином И.И.Баратынского, затем служил там же конторщиком. Мать, Наталья Николаевна, была дочерью диакона из села Оржевского.

Начальное образование будущий митрополит получил в земской школе в селе Сергиевка того же Кирсановского уезда, затем два года проучился в уездном училище (1891–1893). В 1897 году окончил Духовное училище в Тамбове, а в 1903 году – Тамбовскую Духовную семинарию. Был направлен для поступления в Санкт-Петербургскую Духовную академию, которую окончил в 1907 году с ученой степенью кандидата богословия.

В ноябре 1904 года будущий святитель вместе с двумя товарищами по академии впервые побывал в Кронштадте у отца Иоанна. После своего рукоположения, иеромонах Вениамин вновь посетил Кронштадтского праведника и сослужил ему при совершении Божественной литургии. Последний раз отец Вениамин был у батюшки за полгода до его кончины, последовавшей 20 декабря 1908 года. В дальнейшем он на протяжении всей своей жизни обращался к творениям святого праведного Иоанна, хранил в сердце образ этого пламенного молитвенника. 

Летом 1905 года Иван вместе с двумя сокурсниками побывал на Валааме. Насельник Иоанно-Предтеченского скита старец схимонах Никита долго беседовал с юношей, пророчески назвал его «владыкой» и благословил вступить на иноческий путь. 

В академии И.А.Федченков встретил духовного наставника – архимандрита, впоследствии архиепископа Феофана (Быстрова; †1940), бывшего в те годы (1903–1907) инспектором Санкт-Петербургской Духовной академии. Архиепископ Феофан совершил его пострижение в монашество 26 ноября 1907 года, в канун празднования в честь иконы Божией Матери «Знамение», с наречением имени Вениамин, в честь святого мученика диакона Вениамина (память 13 октября и 31 марта).

3 декабря того же года ректором академии епископом Ямбургским Сергием (Тихомировым; †1940) монах Вениамин был рукоположен во иеродиакона, а 10 декабря в Троицком соборе Александро-Невской Лавры состоялось его рукоположение в сан иеромонаха. Хиротонию совершил митрополит Санкт-Петербургский и Ладожский Антоний (Вадковский; †1912).

Окончив в 1907 году Санкт-Петербургскую Духовную академию, иеромонах Вениамин был оставлен при ней профессорским стипендиатом по кафедре Библейской истории. По окончании стипендиатского года был назначен личным секретарем архиепископа Финляндского и Выборгского Сергия (Страгородского; †1944).

В 1910–1911 годах отец Вениамин исполнял должность доцента Санкт-Петербургской Духовной академии по кафедре Пастырского богословия, Гомилетики и Аскетики.

21 ноября 1911 года отец Вениамин был назначен ректором Таврической Духовной семинарии, а 26 декабря того же года в Выборге архиепископом Сергием (Страгородским) был возведен в сан архимандрита. 26 августа 1913 года архимандрит Вениамин назначен ректором Тверской Духовной семинарии. 

События февраля 1917 года застали архимандрита Вениамина в Твери. Он тяжело переживал падение православной монархии, скорбел о военных поражениях России и о «параличе власти», который грозил привести страну к хаосу.

В октябре 1917 года отец Вениамин был в Москве. Летом 1917 года на Епархиальном съезде в Твери он был избран членом Поместного Собора Православной Российской Церкви и принимал деятельное участие в его работе. Архимандрит Вениамин был сторонником восстановления патриаршества, участвовал в избрании на патриарший престол святителя Тихона (†1925), которого глубоко почитал.

Осенью 1917 года постановлением корпорации Таврической Духовной семинарии он вновь был избран на должность ее ректора. С декабря 1917 по декабрь 1918 года архимандрит Вениамин в качестве делегата от Таврической епархии участвовал в работе Всеукраинского церковного Собора в Киеве, где отстаивал позицию канонической целостности Церкви и выступал против церковного сепаратизма. 

10 февраля 1919 года архимандрит Вениамин был хиротонисан во епископа Севастопольского, викария Таврической епархии, и определен на должность настоятеля Херсонесского монастыря в Одессе. Хиротония состоялась в Покровском соборе Севастополя, ее возглавил архиепископ Димитрий (Абашидзе). 

Решением Высшего Церковного Управления Юго-Востока России епископу Вениамину поручалось представительство Церкви в правительстве генерала П. Н. Врангеля. Владыка принимал участие в организации дней всенародного покаяния, в организации крестных ходов, прилагал усилия к тому, чтобы поднять духовно-нравственный уровень своей паствы. Он прошел вместе с белыми до конца и оставил пределы России в ноябре 1920 года.

В конце 1920 года в Константинополе по предложению и при активном участии епископа Вениамина было создано Высшее Церковное Управление за границей.

Проживая в 1920–1921 годах в Болгарии, владыка Вениамин возглавил комиссию по организации церковной жизни русского Зарубежья. Под его председательством в Константинополе прошел «епархиальный съезд», подготовивший Карловацкий Собор, состоявшийся в ноябре 1921 года под председательством митрополита Антония (Храповицкого; †1936). Владыка Вениамин стремился к тому, чтобы зарубежная церковная власть действовала под омофором святителя Тихона. Когда в Карловцы поступил Указ Святейшего Патриарха об упразднении Карловацкого Всезаграничного Высшего Церковного Управления (№ 347 от 5 мая 1922 года), епископ Вениамин, единственный из состава ВЦУ, принял указ к исполнению и решил удалиться в монастырь «Петковица» (Святой Параскевы) близ города Шабаца в Сербии, где собрал более 20 человек братии из числа русских беженцев.

Осенью 1923 года по приглашению архиепископа Савватия (Врабец; †1953), находившегося в юрисдикции Константинопольского патриарха, епископ Вениамин стал его викарием в Карпатской Руси, входившей в то время в состав Чехословакии. За восемь месяцев своей деятельности там владыка Вениамин присоединил к Православию 21 униатский приход, но в мае 1924 года под давлением правительства Югославии власти Чехословакии выслали епископа Вениамина из страны. 

Летом 1924 года епископ Вениамин жил в «Петковице», но монастырем не управлял, посвятив себя монашескому деланию и работе над богословскими сочинениями, а осенью того же года он стал законоучителем Донского Кадетского корпуса города Билеча.

Летом 1925 года епископ Вениамин был приглашен митрополитом Евлогием (Георгиевским; †1946) в Париж в качестве инспектора и преподавателя Православного Богословского института имени Преподобного Сергия.

В 1926 году епископ Вениамин принял от митрополита Антония (Храповицкого) назначение на должность начальника Богословско-пастырских курсов и законоучителя Русского Кадетского корпуса, а также настоятеля русского прихода в городе Бела Церква на северо-востоке Югославии, но летом 1927 года снова удалился в «Петковицу». Здесь его застала известная «Декларация» митрополита Сергия (Страгородского). В решении непростого вопроса о принятии или отказе от «Декларации», владыка руководствовался не только соображениями церковной пользы, он стремился разрешить этот вопрос духовно, совершая «сорокоуст» служения Божественной литургии, обращаясь за советом и благословением к насельникам Святой Горы Афон – схиархимандриту Кирику, духовнику Пантелеимонова монастыря, и архимандриту Мисаилу (Сопегину). 

Присоединившись к «Декларации», епископ Вениамин одновременно передал через митрополита Евлогия прошение об увольнении на покой и, получив из Москвы соответствующий указ, удалился в пустынный скит Святого Саввы Сербского близ знаменитого сербского монастыря «Студеница», где до 1928 года жил вдвоем с сербским монахом-подвижником. В 1929 году по благословению епископа Шабацкого Михаила (†1933) принял настоятельство в «Петковице», но уже осенью того же года был вызван в Париж митрополитом Евлогием и вновь занял прежний пост инспектора и преподавателя Свято-Сергиевского богословского института.

В 1930 году после разрыва митрополита Евлогия (Георгиевского) с Московской Патриархией и его ухода в Константинопольскую юрисдикцию, владыка Вениамин должен был оставить институт.

По инициативе епископа Вениамина в Париже было организовано Патриаршее Трехсвятительское подворье. Посвящение главного престола владыка Вениамин объяснял своей надеждой на то, что «как три партии православных христиан, оспаривавшие каждая преимущество своего главы – Василия Великого, Григория Богослова и Иоанна Златоустого, в конце концов соединились вместе, воздав одинаковую честь святителям, так молитвами их и нынешнее заграничное разделение, имеющее в отколах от Матери Церкви чисто земные цели, оставит греховные начала и воссоединится с Единою патриаршею нашею Церковью». 

Владыка Вениамин был назначен архиепископом Алеутским и Северо-Американским с оставлением экзархом Московской Патриархии в Америке. Ему пришлось положить немало сил, чтобы приобрести тот высокий авторитет, которым он обладал к концу своего служения в Америке. А в первое время ему приходилось спать на полу, подметать улицы, терпеть оскорбления за верность Матери Церкви. 

В годы Великой Отечественной войны митрополит Вениамин стал одним из вдохновителей мощного патриотического движения, охватившего все слои русской эмиграции. 22 июня 1941 года митрополит Вениамин произнес вдохновенную проповедь в храме Серафимовского подворья Русской Патриаршей Церкви, в которой выразил свое твердое упование на то, что предстоящие тяжелые испытания попущены Промыслом Божиим «ко благу нашей Православной Церкви и Родины», а затем отслужил первый молебен Всем святым Земли Русской о даровании победы православному народу русскому. В первый же день войны он заявил: «Все кончится добром!» И с этого дня владыка неустанно трудился на патриотическом поприще, соединяя свое церковное служение с общественным. Он выступал с лекциями в аудиториях, где производился сбор денежных средств в пользу России, выступал с речами на митингах в разных городах Америки. Особенное впечатление на присутствующих произвела его речь, произнесенная 2 июля 1941 года на грандиозном митинге в Нью-Йоркском Мэдисон-Сквер-Гарден. «Всякий знает, – сказал тогда владыка, – что момент наступил самый страшный и ответственный для всего мира. Можно и должно сказать, что от конца событий в России зависят судьбы мира... Вся Русь встала! Не продадим совесть и Родину!»

В декабре 1944 года митрополит Вениамин получил из Москвы приглашение прибыть на Поместный Собор и в начале 1945 года, после 25 лет изгнанничества, вновь вступил на родную землю. Он участвовал в работе Поместного Собора (31 января – 2 февраля 1945 года), в избрании и интронизации Святейшего Патриарха Алексия I (Симанского; †1970), совершал богослужения в московских храмах, общался с церковным народом, с духовенством и иерархами. 

18 февраля 1948 года владыка окончательно возвратился на Родину и был назначен на Рижскую кафедру. «Радуйтесь, всегда радуйтесь, и в скорбях радуйтесь», – такими словами он приветствовал свою новую паству. Здесь у владыки Вениамина часто возникали конфликты с местным уполномоченным Совета по делам Русской Православной Церкви. 22 февраля 1951 годе владыка сказал заместителю председателя Совета: «Когда я ехал из Америки сюда, то у меня было убеждение о том, что в СССР действительно имеется какая-то свобода в отношении к Церкви. Однако, пробыв здесь три года, я пришел к твердому заключению, что такой свободы здесь нет, а, наоборот, имеются гонения на Церковь». По требованию властей владыка был переведен на Ростовскую кафедру, где пробыл до конца 1955 года. В эти годы он особенно сблизился со святителем Лукой, архиепископом Симферопольским и Крымским (†1961).

Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия I (Симанского) от 30 ноября 1955 года митрополиту Вениамину определено было быть митрополитом Саратовским и Балашовским. 

К этому времени состояние здоровья владыки сильно ухудшилось, он перенес инсульт, часто болел, но в период новых гонений на Церковь, развернутых властями в конце 50-х годов, призывал свою паству к твердому стоянию за веру и Церковь. 

В феврале 1958 года владыка ушел на покой и поселился в Свято-Успенском Псково-Печерском монастыре, где провел последние годы своей земной жизни. Когда позволяло состояние здоровья, владыка служил в монастырских храмах и проповедовал, приводил в порядок свое богатое духовно-литературное наследие. В эти последние годы он пережил тяжелое испытание – лишился дара речи.

Митрополит Вениамин как духовный писатель оставил богатейшее наследие, по его собственным подсчетам, объемом в 18 000 машинописных страниц. Есть среди его творений богословские трактаты, труды по Литургике, работы апологетического характера. Дошли до нас и его замечательные «Сорокоусты» – записанные в виде своеобразных дневников мысли и переживания, которые испытывал владыка во время сорокадневного служения Божественной литургии в самые тяжелые периоды своей многотрудной жизни. Владыка Вениамин говорил: «Мы представляем собой существенную ненужность и никому не нужны, кроме Бога».

Любовь к святыне, к Церкви, к церковности, стремление к тому положительному идеалу, с которым христианин встречается на страницах житий святых сподвигли иерарха-писателя обращаться к агиографическому наследию, благоговейно хранимому Православной Церковью. Произведения, которые можно в той или иной степени отнести по жанру к житийным, составляют значительную часть в наследии владыки Вениамина.

Владыка Вениамин почил о Господе 4 октября 1961 года в день памяти святителя Димитрия Ростовского – великого собирателя и творца житий святых – и был погребен в Богом зданных пещерах монастыря. Место его погребения окружено почитанием братии и благочестивых паломников.


В этот день, в завершение антиправовых действий правительства, из танков был расстрелян Верховный Совет России, несогласный с политикой, проводимой Борисом Ельциным.

Воспротивившись антинациональному курсу, который проводил первый президент России, съезд народных депутатов принял решение об одновременных перевыборах депутатов и президента не позднее марта 1994 г. В ответ на это решение, 21 сентября 1993г. парламент был окружен автоматчиками и бронетранспортерами и полностью блокирован. Находившиеся в здании депутаты были лишены всех видов связи, света, тепла и медицинской помощи. Предъявленный правительством ультиматум гласил: либо до 4 октября всем покинуть «Белый дом», либо готовится к «тяжким последствиям».

Несмотря на то, что 62 субъекта страны поддержали парламент и предъявили президенту ультиматум с требованием одновременных перевыборов, Ельцин предпочел действовать по другому. 3 октября от трети до полумиллиона безоружных москвичей вышло в поддержку парламента и двинулось к «Белому дому» и «Останкино». После прорыва демонстрантов к «Белому дому» по людям был открыт пулеметно-автоматный огонь на поражение. В тот же день Ельцин подписал указ N 1575 и освободил армию от уголовной ответственности за нарушения закона. Вслед за этим начался расстрел демонстрации у телецентра «Останкино».

Штурм и расстрел парламента бронетехникой 4 октября 1993 г. начался внезапно, без какого-либо объявления или предварительного предупреждения. По данным А.Руцкого, в «Белом доме» на момент начала атаки находилось до 10 тысяч человек, в том числе женщины и дети. Жертвами этой трагедии стали около 1500 человек.

В этот день скончались: академик Виктор Владимирович Виноградов (1895-1969), языковед, литературовед; Юрий Николаевич Калачников (1928-1998), конструктор артиллерийского вооружения (РСЗО «Град», «Ураган», «Смерч», артиллерийские системы «Гиацинт» и «Тюльпан»), лауреат Ленинской и Государственной премий.

Этот же день можно считать началом космической эры – 4 октября 1957 г. в Советском Союзе запущен первый искусственный спутник Земли.

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ