» » » «Лучший литературный критик России»

основное / публикации

«Лучший литературный критик России»

«Лучший литературный критик России»

Вчера 80-летний юбилей отметил писатель, литературовед, критик, академик Академии российской словесности, лауреат премии имени Льва Толстого, Горьковской премии, Патриаршей литературной премии, дважды лауреат премии администрации Псковской области Валентин Яковлевич Курбатов.


Редакция «Русской народной линии» поздравляет Валентина Яковлевича с юбилеем и желает душевного и телесного здравия, Божией помощи в литературных трудах, многая и благая лета!


Юбиляра также поздравляет Псковское региональное отделение Союза писателей России.


«Лучший литературный критик России, публицист, прозаик, поэт, наконец, имя которого по праву давно стоит в одном ряду с именами современных, да и не только современных, классиков! Человек, положивший жизнь на служение родному слову и делавший это не за страх, а за совесть, искренно, с глубоким талантом и убеждением. Били в русское слово громы и молнии, накатывали "огни и муки", его топтали, оплевывали, уничижали... Но оно, как солнце, все еще сияет в зените, как чудесный маяк, указывает путь, влечет к себе, открывает дорогу в вечность... И это благодаря вам, Валентин Яковлевич, таким как вы, преданным и верным защитникам слова и его возделывателям!» - говорится в поздравлении, опубликованном Псковской лентой новостей.


Член Союза писателей России Ольга Ковалик написала статью «Хранитель русской тишины», опубликованную в «Литературной газете».


«Валентин Яковлевич - мой литературный крёстный: он рекомендовал меня в Союз писателей России не формально, а с наставнически-требовательным воодушевлением, - рассказывает писательница. - Разбор моего очерка об одной из балерин позапрошлого века он завершил словами, которые я накрепко усвоила: "Простите за строгость. Но ведь мы делаем старинное русское литературное дело, а оно у нас сурово"».


«Конечно же, глагол дан писателю для того, чтобы "жечь сердца людей", а не для тщеславного любования собственной персоной в глади текста с амальгамой бессмысленных холодных слов, - отмечает Ольга Ковалик. - Глагол - не отмычка премиальной кассы, не повод для карьерного роста. Награда - от людей. А глагол - от Бога, поэтому возвышается, возносится он над честолюбивыми дарованиями, не даётся литературным амбициозностям. Курбатов не обделён общественным вниманием. Но признание света меркнет в сравнении с сиянием обретённо­го им "небесного Отечества", где каждое слово просвещено красотой Софии- Искусства. И стучится в нашу жизнь мудрость мастера, гласящая, что "торжество - первый шаг к поражению", а "поражение - лучший учитель победы", что высшая Господняя история «умнее коротких нравственных человеческих пониманий» и "повседневная жизнь держится не дерзостью, а послу­шанием Богу"».


«Сила слов Валентина Яковлевича - в их "провинциальности", - убеждена писательница. - Вообще, тишина дальнего родного угла есть повивальная бабка великой русской литературы. После празднования своего 65-летия писатель сетовал: "Я насилу выбираюсь из юбилейных торжеств, гостей, речей... Душа просится в деревню, чтобы вернуть потерянный рабочий ритм"».


«Текст Курбатова обладает уникальным качеством: он одновременно тихий и громогласный, - пишет Ольга Ковалик. - Его лад сродни русскому благовесту, который оберегает, вдохновляет и одушевляет содержательную тишину мира. Но наступает роковой, переломный час отечественной истории, и слово писателя бьёт в набат».


«То, о чём пишет Валентин Яковлевич, - отмечает она, - зовёт нас обернуться на будущее и заглянуть в прошлое. Его сдержанные, даже аскетические тексты отличаются изысканной фундаментальностью содержания и убедительной самобытностью идей. В них, стремящихся к независимости от мира (но не от мiра - народа), напрочь отсутствуют фальшь и поза. Вот почему Курбатов одарён привилегией судить чужие творения. Правда, делает он это как-то бочком, вполголоса, словно извиняясь за свою высокую миссию критика. Но не стоит обманываться добротой мастера - вердикт его всегда точен и бескомпромиссен, и к нему надо относиться очень внимательно».


Автор «Российской газеты» Дмитрий Шеваров так пишет о юбиляре:


«Валентин Курбатов - странный критик. Не книголюб, а писателелюб. Книги любить легко. А попробуй полюбить писателя, который в жизни беспомощен как ребенок, и от того столь часто невыносим даже для близких! Другая "странность" Курбатова-критика в том, что свое мнение он стремится оставить за кадром, а наше мнение пытается реконструировать. Ему важно угадать, понять, что же обо всем этом думаем мы (даже если думать нам лень). Причем "мы" Курбатова - это не "мы" патриотов, консерваторов, православных и т.д. Для него "нет ни эллина, ни иудея, но все и во всем Христос..." Его "мы" - родом из уральского чусовского детства, из 1945 года, из тех дней, когда мама, путевая обходчица, стояла с флажком у своей будки, а он, шестилетний, до онемения махал ручонкой солдатам, возвращавшимся домой с войны. Оттуда же, из советского дворового и школьного братства, еще одна "странность" Курбатова - его отвращение к всяческим расколам, разделениям и упрямое стремление примирять непримиримых.


В драке больше всех рискуют не те, кто дерется, а тот, кто пытается дерущихся растащить. Поэтому Курбатов всю жизнь в зоне риска. И смотрят на него из окопов косо. Человек, почитающий коллег собратьями и без конца увещевающий их, не может сегодня не считаться юродивым. Стоит только вспомнить, сколько раз в 1990-е годы Курбатову приходилось быть переводчиком с русского на русский между Виктором Петровичем Астафьевым и Валентином Григорьевичем Распутиным. Он, любя того и другого, тяжело болел их расхождением и с нетерпением чаял, чтобы два великих сердца встретились, обнялись как прежде. Эта встреча уже снилась ему. И произойди она, он, верно, был бы счастлив больше, чем они...


Нет, не случайно, что именно Валентин Курбатов выстрадал самое емкое и точное определение русской словесности как ОБЩЕГО СЕРДЦА. И пишет он всегда не о литературе, а об этом общем сердце. О книгах, из которых складывается сердце».


«Курбатов - как апостол: он роняет слова, которые преображают», - сказал современный прозаик Юрий Беликов в своей статье «Живущий на слиянии рек», посвященной Валентину Яковлевичу.


Не случайно Валентина Яковлевича в современной словесности часто именуют критиком, к чему сам он относится с долей некоего стеснения, тем не менее не отвергая и не оправдывая данного определения, пишет портал Псковиана. «Как все критики я не доверял слову, рожденному одним чувством, одной интуицией, и потому не был поэтом, - признавался Валентин Курбатов. - Как все критики, я не доверял чистой мысли, жалея приносить ей в жертву сопротивляющееся сердце, и потому не был философом. Как все критики, я торопился договорить предложения до точки, не оставляя ничего на догадку и сердечное сотворчество читателей, и потому не был прозаиком...».


«Слова устали быть словами и просят жизни, и поэты, как трава из-под снега всё поворачиваются к Пушкину, у кого что ни слово, то и жизнь, - пишет Валентин Яковлевич в своей работе "Он жив, ты жив, мы живы", - он [Пушкин] потому и впрыгивает цитатами в чужие стихи, как прыгал бывало в Тригорские окна, что хочет вернуть в русское слово полдень и ласку, счастье жить и видеть. Иначе зачем стихи? Они только тогда и поэзия, когда ты не видишь слов, а сквозь и мимо них - жизнь, жизнь! жизнь!».


Валентин Яковлевич Курбатов родился 29 сентября 1939 года в городке Салаван Ульяновской области. Его первая статья была опубликована в газете «Комсомолец Заполярья» - в Мурманске будущий писатель служил во флоте. Затем, переехав в Псков, Валентин Курбатов работал корректором в районной газете.


В 1972 году он с отличием закончил ВГИК, факультет киноведения. Уже получив диплом специалиста, Курбатов решил бросить регулярную чиновничью службу и уйти на вольные литераторские хлеба, заменив службу на служение.


В 1998 году Валентин Курбатов стал членом Академии Русской современной словесности. Дважды - в 1999 и 2004 гг. - лауреатом премии Администрации Псковской области в области литературы. И в последующие годы получил немало премий и наград: ежегодные премии «Литературного обозрения» (1979), «Литературной газеты» (1987), журналов «Смена», «Урал», «Наш Современник» (1992), «Дружба народов» (1998), еженедельника «Литературная Россия» (1997); премию имени Л. Н. Толстого (2000); медаль Пушкина (2003); премию имени Павла Бажова (2007); Горьковскую премию (2009); «Новую Пушкинскую премию» (2010).


«По глубине мыслить, умению чувствовать и понимать писателя и красочности языка вряд ли кто из критиков сегодня может сравниться с Курбатовым», - написал о нем литературовед Вячеслав Огрызко.


Валентин Курбатов - автор 24 книг, посвященных творчеству писателей - Астафьева, Распутина, Пришвина, Пушкина, художников - Агина, Широкова, Селиверстова... Он написал несколько десятков предисловий к произведениям классиков русской литературы и несколько сотен статей по проблемам литературоведения, искусствоведения, философии, религии.


Недавно у Валентина Курбатова вышла новая книга. Она называется «Дневник». Автор доверил нам свою жизнь с 6 января 1970 года до 1 декабря 2018 года.

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ