» » » А уверены ли подписанты, что люди, за которых они подписываются, действительно осуждены неправильно?

основное / публикации

А уверены ли подписанты, что люди, за которых они подписываются, действительно осуждены неправильно?


Волгоградский портал V1.RU побеседовал с двумя священниками Волгоградской митрополии, подписавшими «Открытое письмо».

Протоиерей Александр Дубовой, настоятель Введенского храма в поселке Береславка (Калачевская епархия) считает, что он поступил как гражданин, когда подписал письмо:

«Я не только священник, но и гражданин своей страны. И мне, конечно же, становится неприятно, когда я смотрю на то, как сейчас хватают людей на улицах, которые просто идут и разговаривают по телефону. И не просто по ошибке и потом извиняются, а ведут под суд. Предлагают посадить года на три-четыре.

У меня трое детей, семьи есть и у моих коллег, с которыми я встречаюсь. Многим это становится неприятно. А чем дальше, это будет выражаться на нас и наших детях? Еще больше это обостряет мое мировоззрение, как христианина и тем более как священника, который должен еще более возвышать свой голос в защиту тех, кто претерпевает несправедливость. Видимо, просто назрел момент, и должны быть позитивные перемены».

Отец Александр понимает, что могут быть последствия для него со стороны епархии:

«Я подписал, хотя понимал, что в статусе клирика, священника я могу схлопотать неприятности по линии церкви. А может быть и нет. Пока никаких нареканий в мою сторону от начальства не поступало».

«Церковь, конечно же, должна быть единой. Но в том смысле, что не политическая конъюнктура должна решать вопрос единства, а именно слово Божие, слово Христа и его призыв быть гонимыми. Он говорил: „Блаженны, когда будут вас гнать и всячески преследовать, и злословить ради Моего имени“. Но Он не говорил, что люди будут счастливы и блаженны, когда будут давить оппонентов и преследовать, прибегать к помощи властей», — считает священник.

«Кровавые репрессии были каких-то 50–60 лет назад. Дальше продолжать молчать и делать вид, что у нас все замечательно и прекрасно? Что, от этого лучше становится? По-моему, это неправильно. И хотя из 40 000 священников письмо подписало чуть больше сотни, это немного, но это важно», — объяснил Дубовой.

Отец Александр еще раз возразил на упрек церковных чиновников, что это письмо было политическим:

«Я не согласен с тем, что наше письмо позиционируют как политическую декларацию. Это просто дали указание представить такое мнение от имени административной церкви. Но мое личное мнение противоположно. Здесь нет никакой политики — обличать нравы».

«Пока ситуация не стала совсем уж болезненной, не дай Бог доходящей до Гражданской войны, лучше сейчас взывать к разуму, совести. И в этом письме взывается к нравственности! Не призывается к свержению строя или его изменению. Даже намека нет. Хочется призвать к совести судебную власть. Многие судьи крещеные и считают себя верующими. Зачем препятствовать христианам? Взываем соблюдать и государственные законы. Они у нас хорошие, разрешающие собрания, свободу слова и совести. То есть никто не может быть преследован за свои убеждения, в том числе религиозные. Как происходящее декларируется с законами? Никак. Это идет вразрез с ними», — посетовал священник.

Клирик Богоявленского храма города Фролово Урюпинской епархии священник Евгений Агеев заступается за молодежь, за ее право требовать справедливость:

«Меня побудили подписать это письмо страх и совесть. Страх перед насилием. Это не только о „московском деле“. У меня дочка-студентка и сын-выпускник, я боюсь, что они могут очень легко попасть в такие же страшные ситуации, да и никто из нас от этого не застрахован. Я еще и педагог, много общаюсь со старшеклассниками, они очень активные, открытые, в чем-то наивные.

Молодежь склонна к общественному протесту, к требованиям справедливости, мы сами такими были. Им надо дать высказываться, пусть даже резко, нелицеприятно, насильственные меры могут вызвать только встречное насилие. Кроме письма священников, которое мне предложили подписать мои друзья, я подписал еще и открытое письмо от учителей», — пояснил отец Евгений.

Руководство епархии пока не трогало священника:

«Нет, я не считаю, что сделал что-то предосудительное, запрещенное законами нашего государства или церковными правилами. Мне непонятен шум, который вокруг этого пытаются поднять».

Политический характер письма Агеев тоже отрицает:

«Абсолютно ничего политического в этом нет, я не являюсь сторонником ни одной из политических партий. В начале своего церковного служения я пять лет посещал исправительную колонию и следственный изолятор, встречался и беседовал там со многими подследственными, и совершившими преступления, и не совершившими, по их словам. Будучи включен в комиссию по условно-досрочному освобождению, я всегда подписывал ходатайства об освобождении.

Я не мог постоянно участвовать в заседаниях комиссии в учреждении, мне их давали позже вместе с делами заключенных для ознакомления. Я никогда не открывал этих дел, просто подписывал ходатайства, считая это своим долгом — просить о снисхождении. Сколько бы человек не провел времени в заключении, он уже наказан, так я считаю. Также не приходится и разбираться в делах тех заключенных, о ком просят молиться их родственники. Призывать „милость к падшим“ — наш долг», — подчеркнул священник.

Со своими собратьями по служению не согласен клирик Волгоградской епархии, настоятель храма Равноапостольного князя Владимира игумен Христофор (Казанцев). Сам игумен письма не подписал бы:

«Я так понимаю, его текст размещался на каких-то сайтах, где был организован сбор подписей. Кто хотел, наверное, и подписывал. Я не знал о его существовании и узнал только вчера, когда оно появилось в сети.

Поступок своих коллег я комментировать никак не буду. Я бы это письмо не подписал. Потому что мы должны быть выше этих противостояний. Это же плохо, когда священники будут занимать какую-либо сторону. Мы должны, наоборот, нести мир и примирять».

Игумен Христофор настаивает на политическом характере «Открытого письма»:

«Я считаю, что это письмо политическое. Тема-то политическая. И во многих отзывах есть грамотная мысль: а уверены ли подписанты, что люди, за которых они подписываются, действительно осуждены неправильно? Насколько они обладают достоверностью информации? Особенно люди с Европы или Сахалина, подписавшие письмо. Как они могут знать, что происходило, и ручаться за незнакомых им людей? Мы же не знаем их действия, какие правонарушения были. Мне кажется, что все это больше эмоциональная волна».

В то же время Казанцев против наказания подписантов:

«Подписавших письмо людей наказывать не стоит. Если это сделать, то они будут справедливо говорить, что пострадали от архиереев, которые по регламенту занимаются наказанием… Поэтому наказывать их нельзя, все бывает. Но если бы они позиционировали себя как граждане, то в этой ситуации все было бы понятно. Подписались бы без своих церковных должностей: „Иванов Иван Иванович“. Ну и все. Но они облечены священным саном и подписались, указывая его. Но их наказание только все усугубит», — пояснил игумен.

Справка:

Игумен Христофор (Казанцев) (1977 г.р.) уже много лет является руководителем Отдела религиозного образования и катехизации Волгоградской епархии. Одно время был назначен строить монастырь на берегу Волги. Во время раздела епархии на три части, как говорят, митрополит Герман (Тимофеев, ныне на покое) предлагал игумену Христофору стать одним из епископов разделенной епархии, но Казанцев отказался, чем, по слухам, вызвал гнев митрополита — тот снял Казанцева и с монастыря, и с должности руководителя отдела, оставив ему только настоятельство в храме князя Владимира. Но, как рассказывали знающие люди, всесильная секретарша Юля надавила на митрополита и заставила его вернуть игумена в епархиальное управление, потому что у Казанцева большие связи с денежными людьми, помогавшими отделу. И Казанцев вновь стал руководить отделом катехизации.

Также игумен Христофор известен своими близкими отношениями с важными людьми Волгограда — ктиторами его храма (бывшего ДК) являлись несколько лет назад и.о. мэра Роланд Херианов и его жена, депутат Анна Кувычко — та самая, что пела «Дядя Вова мы с тобой!». Как рассказывали очевидцы, во время выборов на территории Князь-Владимирского прихода висели растяжки в поддержку кандидата в депутаты ГД Анны Кувычко.



Но разумеется политикой занимаются другие батюшки — те, кто вступились за осужденных.

Напомним, что Волгоградская епархия официально поддержала позицию патриархии, в частности опубликовав письмо Александра Щипкова, в котором тот упрекает священников-подписантов в том, что они ввязались в политическую борьбу и даже покусились на основы иерархического строя в РПЦ.

Фото со страницы фейсбука иг. Христофора Казанцева

  • 245

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ