» » » Архиереи не задерживались на кафедрах дольше 3-4 лет

основное / публикации

Архиереи не задерживались на кафедрах дольше 3-4 лет


Из кандидатской диссертации Васильевой А.В. «Социокультурный облик православного духовенства в Западной Сибири в конце XIX — начале XX вв.», Омск, 2015, фрагменты.

***

…Переселенческие процессы наложили значительный отпечаток на функционирование «приграничных» епархий и деятельность православного духовенства. Прежде всего, уже современники отмечали две основные особенности, проявившиеся в момент переселений. А именно — резко выступившее различие в религиозных настроениях, привычках крестьян-старожилов и крестьян-новоселов, а также появление и быстрое развитие сектантских течений в Западной Сибири.

Разница в религиозных настроениях и привычках представлялась некоторым современниками следующим образом: крестьяне-старожилы целиком были захвачены выживанием в трудных природных условиях Сибири, привыкли жить обособленно и замкнуто небольшими поселениям, отделенными друг от друга десятками верст, поэтому не особенно стремились тщательно блюсти религиозный обряд, церковь для них была местом далеко не необходимым и не особенно желанным. Иные поселения годами обходились без визитов священников, сибиряки-старожилы рождались и умирали без соблюдения минимального религиозного обряда, не считая такое положение дел ненормальным.

С другой стороны, многие священники отмечают, что сибиряк-старожил в вопросах веры более серьезен и основателен, и когда является на литургию или к причастию (пусть и крайне редко), весь религиозный обряд исполняет верно, с рвением, никогда не нарушая церковного порядка и не вступая в споры с клиром.

Иные привычки демонстрировали крестьяне «великого переселения», привыкшие к скученности, малоземелью, близости церквей. Новым переселенцам расстояние до церкви в 5-7 верст уже казалось большим, они значительно ярче демонстрировали приверженность церкви и обряду, стремились выполнять все положенные духовные требы и, по видимости, казались куда более благодарной паствой, чем их старосельные соседи.

С другой стороны, привыкшие к доступности церкви, к некоторым «упрощениям» в «российских» церквях, они зачастую склоняли клир пойти на прямое нарушение церковного канона для собственного удобства, обращались к священнику по любому, даже малозначительному поводу, никак не сообразуясь с его занятостью, другими обстоятельствами. Поверхностно они относились и к исполнению церковных обязанностей, часто допускали нарушения церковного порядка и благочиния (вплоть до выбивания в церквях дверей под напором желающих получить причастие), при малейшем сопротивлении священника выполнить желаемое покидали храм, откровенно грубили, переставали звать служителей на молебны в села.

Сами священнослужители демонстрируют зачастую те же черты «человека фронтира» (..): они открыто демонстрируют неуважение к власти и контролю их деятельности — грубят епархиальному наблюдателю церковных школ, подают жалобы на изъятие мебели из приходской церкви во временное пользование Генерал-Губернатора Акмолинской области, посетившего поселение.

***

«Место служения епископов так же определялось Синодом, причем считалось, что „засиживаться“ в одной епархии не следует. Процедура перемещений вызывала насмешки современников: только в 1892 г. было тридцать переводов епископов с одной кафедры на другую — некоторые „служили“ на новом месте не более двух недель. При переездах архиереи получали немалые „прогонные“ из казны. И тем не менее светские власти, стремясь не допустить закрепления клановости в церковной среде, упорно „гоняли“ владык из Могилева в Астрахань, из Иркутска — в Архангельск».

Нужно отметить, что данное замечание Т. Г. Леонтьевой справедливо для всех западносибирских епархий конца XIX века — начала века XX. Например, в Томской епархии, открытой в 1834 году, первые архипастыри занимали свои должности десять и более лет, и лишь с 1880-х годов начались описанные выше перемещения, во многом формально объясняемые «болезненностью» преосвященных, не привыкших к суровому сибирскому климату. В Тобольской епархии, основанной гораздо раньше (в 1620 году), первые века существования отмечены даже и «рекордными» тридцатилетними правлениями (например, Варлаам (Петров) занимал пост епископа Тобольского и Сибирского с 5 октября 1768 по 27 декабря 1802 года), но с 80-х годов XIX века средняя продолжительность занятия должности — 3-4 года.

Учащение перемещений нельзя объяснить исключительно желанием конкретных перемещаемых лиц. Если церковный клир довольно охотно и активно перемещался в поисках лучшей доли или в связи с напряженным отношениями с приходом конкретной церкви, то в отношении иерархов церкви ни о какой добровольности речи не шло. Частота перемещений, вероятней, была связана с попытками церковных властей предотвратить злоупотребления на местах.

…При частой смене преосвященных и незнании ими специфики духовной службы в Сибири не обходилось без курьезов. Например, едва приступивший к исполнению своих обязанностей преосвященный Сергий (20 января 1901 — 6 сентября 1903), произведя объезд епархии, по результатам его исполнился, видимо, таких впечатлений, что дал Омской Духовной Консистории предложение для объявления духовенству Омской епархии, от 23 января 1902 г., следующего, довольно язвительного содержания: «Распоряжение одного из соседних Епархиальных Начальств напомнило мне о некоторых отрицательных явлениях во внешнем благочинии духовенства… неумение некоторых клириков и не только младших, но и старших правильно осенять себя крестным знамением». Служение Сергия в Омской епархии вскоре завершилось, никакого особого результата в деле просвещения духовенства не имея.

Частая смена архиереев вела к дестабилизации и так еще не вполне сложившейся системы епархиального управления, к проволочкам и путанице в разрешении тех или иных вопросов, лишним тратам из казны.

Иллюстрация: упомянутый в тексте епископ Сергий (Петров)

info@3rim.info
  • 150

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ