» » » Царь – это возрождение

основное / новости

Царь – это возрождение

Святые Царственные мученики пробуждают нас, чтобы вывести из бездны …
Царь – это возрождение
17 июля по Екатеринбургу, по улицам, носящим имена палачей и изуверов, мимо растленных ночных клубов и дискотек идёт крестный ход в память о жертвах самого страшного после распятия Христа злодеяния. Теперь это уже привычно, что мы в эти дни собираемся, молимся, шествуем, поклоняемся. Помним.

И всё же после столетия цареубийства, показавшего значение даты для администрации и СМИ, сопровождавшегося скабрезностями провокаторов, стало окончательно ясно: по-настоящему для памяти о Государе, для покаяния, для возвращения в подлинную Россию не сделано почти ничего.

Это не случайность, что именно екатеринбургские «скверные» события стали символом разделения страны на свет и тьму. Разделение неизбежно как бы ни благодушествовал светский и церковный официоз, ибо сказано: «Не мир, но меч я вам принёс». Иное дело, какая из сторон возобладает, определив будущее нашей страны.

Атаки на попытки Церкви возобновить православную жизнь в русских городах, то есть неистовое препятствование строительству новых и возврату отнятых большевиками храмов ведутся давно. Это и печально известная Торфянка, и позор вокруг питерского Исаакия, и музей Андрея Рублёва в Москве и многое другое.

И всё же наиболее резонансной стала атака бесноватых «антиклерикалов», сорвавших при полном безволии и попустительстве властей строительство храма вмц. Екатерины в городе, носящем имя святой. 

В своём высказывании по поводу событий митрополит Уральский и Верхотурский Кирилл указал на связь оголтелых противников строительства храма с участниками расправы над Царём и его Семьей. Все так и есть: ядро нынешнего антихристова движения являет собой идейных наследников цареубийц. 

Все православные люди страны, все члены Русской Православной Церкви, включая священноначалие и Патриарха должны понять: в Екатеринбурге, в городе царской Голгофы проведён последний рубеж. За которым либо пробуждение от навязанной спячки, либо сползание в мрак и гибель.

Этот рубеж обозначен не без Промысла и, следует думать, само его обозначение, как ни парадоксально прозвучит, испрошено для нас ходатаем за Русь, благовенчанным Царём-мучеником Николаем.

Если внимательно присмотреться к тому, как разворачивается история с изначально благочестивым намерением вернуть городу Екатеринбургу его законный кафедральной храм, уничтоженный храмоборцами коммунистического периода, можно сделать ряд не слишком приятных выводов.

Во-первых, главным храмом Екатеринбурга ни теперь, ни когда-либо в будущем не может быть никакой иной, чем собор, построенный на Крови святых Царственных мучеников. Именно они и именно их подвиг – главное духовное достояние столицы Урала на все времена. Загадочно и удивительно, что этого не понимает даже православная общественность.

В некотором смысле христоненавистникам было попущено валить заборы строителей, пришедших возвести здание величественного храма. Ведь тот неизбежно вступил бы в архитектурно-видовую конкуренцию с расположенным не столь далеко Храмом-на-Крови.

Во-вторых, Екатерининский собор должен быть восстановлен именно на том месте, где он и стоял. И в тех же, с учетом вышесказанного размерах. И все разговоры о некоем фонтане, который можно с легкостью перенести, неуместны. Как необъяснима и податливость в данном вопросе церковных иерархов. Им ли не знать, что Ангел охраняющий престол храма с самого момента его освящения никуда более не уходит со святого места. Несмотря ни какие фонтаны.

В-третьих, не может не раздражать само формулирование отношения жителей Екатеринбурга к восстановлению храма. Большинство из них, оказывается, «не против».

Вот в этом-то «не против», в этой теплохладности, к которой приучено большинство соотечественников и содержится тайна заклятья лежащего над Россией. «Не против», но и по-настоящему не «за». А как-то наполовину, серенько, между дачкой и пивком. 

Потому и живут до сих в так называемой Свердловской области, ходят по улицам названными именами уродов, мимо памятников уродам и убийцам (тому же Свердлову). И не только в Екатеринбурге, но и по всей России. Увы, политика церковного официоза, заглядывающего в рот светским и, как выясняется, на деле не всегда православным, властям, лишь усугубляет ситуацию

Да простят читатели автора за низкий стиль, священноначалию, всем деятелям церковной структуры, если у них нет желания превратиться в бумажную бутафорию, в легкую жертву нового Майдана необходимо проснуться. Надо в буквально смысле колотиться и добиваться, чтобы: с одной стороны, была прекращена порочная практика охранения наследия большевизма, а с другой, на должное место в общественном сознании было поставлено почитание памяти святых Царственных мучеников, всех новомучеников и исповедников Российских.

Иначе «трусость и измена и обман», пришедшие на смену Православию, Самодержавию и Народности затащат нас обратно в преисподнюю. Из неё мы с огромными потерями вырвались весной 1945 года, дошли до тысячелетия крещения Руси и … устало упали. А потом покатились к развалу государства, к разграблению страны, к озверению, безволию перед лицом негодяев, к скотскому нечувствию и растлению наступивших времен. 

Но уже в начале прошлого века глубже, чем кто-либо, со всей отчетливостью Царь видел и понимал угрозу погружения России в эту преисподнюю. 

Не может не удивлять наивная инфантильность многочисленных комментаторов, говорящих о катастрофе в сослагательном наклонении. Вот если бы разогнали масонов из Думы, заговорщиков и прочих февралистов. Вот если бы вовремя перевешали большевиков. Вот если бы не дали разгуляться инородческой прессе. Вот если бы Николай «железной рукой»…

Увы, все эти благонамеренные возгласы как сейчас говорят в народе «ни о чём». Российское общество уже тогда надломилось и предало себя. Надломилось духовно, идейно, потеряло подлинное единство и силы соответствовать предназначению Империи.

Царь это видел, знал и понимал. Как и то, что ему досталась трагическая роль быть самодержцем в условиях, когда трон (и само понятие оного) не только не поддерживался «просвещенной» совокупной знатью, но что есть силы расшатывался.

В азарте безумной одержимости, сомкнувшись с бандами христоненавистников и зарубежными врагами «русские интеллигенты» и культурно окормляемые ими элиты: думские политиканы, генералитет, промышленники, министры и даже некоторые члены Дома Романовых отреклись от Веры и от служения Отечеству. Больше того, оголтело развращали народ дурно переваренными и потому радикальными трактовками просвещенческого, либерального, ницшеанского и марксистского чтива.

Царь мог надеяться исключительно на «своих крестьян», но видел: даже они часто сбиты с толку. Впрочем, и то, что вина не на них, а на тех, кто развращал «малых сил».

Единственным способом затворить разверзание бездны было доведение предопределённой России войны до победы. Поэтому Государь занял должность Верховного Главнокомандующего, железным волевым усилием развернул и спас фронты, подготовил всё к весеннему наступлению 1917 года. К торжеству Российской империи, к вступлению в Константинополь, к вхождению в Святую землю.

Такой должна была стать чаемая столетиями великая Русская весна. Но она была сорвана заговорщиками. Низкими людьми, которых одолели гордыня и порождённые ею «измена и трусость и обман».

Заговорщики обступили Императора на станции Дно, и тогда он понял, что бездна, несмотря на всего его усилия разверзлась. Силовое сопротивление заговору означало хаос в армии, мгновенный обвал фронтов,страшное поражение. А кроме того, перерождение монархии в кровавую диктатуру, пытающуюся удержаться на штыках. Скорее всего, безуспешно (с учетом размаха предательства).

Разговоры о каких-то «четвертушках», на которых был напечатан текст отречения, воспоминания Шульгина, прочих пособников заговора – всё это по большому счету пустое. 

Царь избрал христоподражательное молчание, как единственный и малейший, но всё же шанс избежать внутрирусского противостояния и довести стоившую миллионов жизней войну до победы. 

Так еще оставалась малая возможность изменения судеб страны, опамятования общества, возвращения к истине. Чтобы Россия получила эту возможность Николай Александрович и последовавшая за ним Семья избрали молчание, связанное и с риском потери всего. Молчание по поводу обстоятельств действий узурпаторов и отрешения Императора от власти, молчания в адрес тех сил (а они были), которые могли бы развернуть против заговорщиков восстание.

Вместо того чтобы одуматься и осознать величие Государя, бездарное и низкое Временное правительство, поражённое связями со слугами мировой «тайны беззакония», стремительно развалило Армию. А затем передало и власть, и венценосную Семью в распоряжение изуверской секты большевиков.

Жертвенность Царя была избрана им как путь к грядущему освобождению и преображению России.

Непрерывная ненависть врагов Православия и России, направляемая ими на святых Царственных Мучеников, подтверждает благую правоту Императора.

Царь сегодня есть чистое сияющее знамя, есть смысловой центр сбора, есть ясный образ, есть источник духовной энергии для восстановления христианской Империи.

Враги не зря страшатся Царя. Безукоризненного, зовущего Русь к покаянию, к возвращению на завещанный ей путь величия и блага.

Со временем всё светлее становятся в народном сознании лики и деяния Николая Александровича, всей Семьи. И никакая мерзость «учителей», никакая подлость заискивающих перед ними, никакие зловонные пакости сетевых и телевизионных шулеровэтого не остановят.

Для нынешних Русских людей Царская семья стала уроком и образцом того, как нужно жить в Вере и верности, в любви к Богу, к Отечеству, друг к другу.

Палачи, расправляясь со святыми, думали утолить инфернальную жажду ненависти, навести заклятие на христианский мир. Но вместо этого убийство в «доме Ипатьева» навсегда показало людям, что есть такое сами эти палачи, что есть их бесовской легион…

Для народа же России через ужас той ночи раскрыта цена предательства, цена отступничества от Веры, от Христа и от своего Царя.

До тех пор пока отступничество не прекратится, цена не будет выплаченной. Не помогут ни искусственный интеллект, ни национальные проекты, ни генная инженерия, ни сотрудничество с МВФ, ни сотрудничество с Китаем, ни продвинутый банкинг, ни сотрудничество с Западом, ни инвестиции, ни передовые технологии, ни национальные проекты, ни многочисленные форумы.

Покаяние перед Царем есть возвращение к самостоянию и верности, пронесённой им от начала служения и до конца. Это отречение от слабости и предательства, совершённого заговорщиками на станции Дно. От тупого равнодушия, затопившего русскую душу.

Слабость и измена проявили себя и в полках, побежавших с фронтов, и в неспособности сплотиться для противостояния большевизму. А гораздо позднее, когда Русский народ, понеся немыслимые потери, победил в Великой Отечественной войне, разбил нацизм, преодолел большевизм, стал было вновь строить цивилизацию – в постыдном развале и затянувшемся унижении державы-победительницы. В постсоветской торговле итогами Великой Победы.

Покаяние перед Царем – это возвращение к правде, которое должно начаться со зримых шагов. Наименование в честь Николая II аэропорта Мурманска – хороший знак. Но всё-таки и символ продолжающегося вытеснения главного смысла и главной исторической фигуры на периферию страны, на периферию сознания.

Преступлением, несомненно, является сохранение топонима «Свердловская область», сохраняющийся памятник террористу и одному из кураторов цареубийства Свердлову в центре Екатеринбурга.

Разве не понятно, что подобные вещи сейчас гораздо более важны, чем даже возведение храма святой великомученицы Екатерины (к тому же не на своем месте).

Народ, охотно соглашаясь жить на улицах и в городах, названных именами бесноватых палачей, расписывается в том, что продолжает находиться в слабости и отступничестве. И это не нечто внешнее, но тревожный признак глубокого расслабления.

Но всё же, как много ныне и тех, кого однажды пробудил и просветил от духовного омертвения христоподобный подвиг Царственных мучеников! Восставил на путь христианской правды и жизни. 

Мы живем в переломное время. Лишь милость Божия и заступническая молитва святых Царственных мучеников не даёт превратиться монотонному гнёту в свирепое иго необольшевизма, в оккупацию жестокими иноземными захватчиками.

От каждого, кто считает себя русским зависит: сколь долго продлится затянувшееся бедствие безсмысленности и безволия, не обернется ли оно чем-либо худшим.

Царь ждёт подлинного покаяния – избавления от измены, возвращения к Вере и служению.

Царь терпеливо ждёт, когда Россия вновь обретёт его.

Не зря говорят, что и со дна морского, и из бездны спасает родительская (материнская и отцовская молитва).

Святые Царственные мученики, молите Бога о нас!

Александр Израилев, публицист
  • 344

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ