» » » Автопортрет с ресентиментом

основное / публикации

Автопортрет с ресентиментом


«Я себя веду» — что-то не звучит.

«Я себя веду уверенно» — св. отцы так не советовали.

«Я себя веду неуверенно» — самое то.

Терпеть не могу чеховское предложение «выдавливать из себя по капле раба».

Стесняюсь спрашивать прохожего, как куда пройти. Вдруг подумает, что лох какой, не москвич, и вообще попи́сать можно и потерпеть.

В ресторане сажусь к краешку, часто проверяю расположение кошелька, и прибытие официанта для меня чем-то неуловимо напоминает появление участкового с проверкой паспортного режима.

В учреждении, в магазине, если кто вдруг предложит помощь: «Нет-нет, да-да, мы тут как-нибудь…» А то как бы чего не вышло.

В аэропорту русских видно сразу. В глазах — тревога, в кулаках — напряжение. А появление в поле зрения инспектора ГИБДД вызывает… ну, пусть не лёгкую панику, но что-то такое, привычное.

Но, Боже мой, как всё меняется, если ты сам стал начальником этого департамента, этим гаишником! Или даже просто выпьешь двести пятьдесят? Комплексующие авиапассажиры мгновенно превращаются в развязных хамов, посещение ресторана превращается в прожигание жизни, разухабистое веселье и непременное: «Ты меня уважаешь?» И за границей стараемся бронировать отель, где поменьше русских.

Вспомните времена 1-го съезда народных депутатов СССР и возникший на нём термин-оксюморон: «агрессивно-послушное большинство».

Смирновых знаете? Они вездесущи. Фамилия возникла, видимо, не от смирения находящихся с миром в мире, а от «равняйсь-смирно!». Кстати, в этом смирном болоте моментально заводятся черти и пинки в спину, стоит только командиру отвернуться. Век назад такие смирновы перешли без паузы от состояния «помилуй мя» к поджогу хозяйской усадьбы и сбрасыванию колоколов с крестами.

Ницше не нашел в своём немецком подходящего слова, чтобы описать такое явление. Вытащил из французского «ресентимент», да он как-то не прижился, несмотря на старания Бердяева. И то: кому охота обозревать в зеркале свою угрюмую рожу? Или признать, что источник героизма и ратной доблести находится не в славном историческом прошлом и не в высоких идеалах свободы, а где-то гораздо ниже.

Конечно, ресентимент не только в российско-православных напряженных лицах и сжатых кулаках. Опыты Милгрэма проводились на вполне себе толерантном Западе. Там испытуемый получал задание бить током другого невидимого участника по велению учёного и в интересах науки. Послушание авторитету закончилось страшно… А в самом что ни на есть Лондоне Клайв Льюис описывал даму самоотверженную до такой степени, что всем вокруг было несдобровать.

Тем не менее по агрессивности мы впереди планеты всей. Работает цепочка от «исполла эти деспота» (в переводе «слава КПСС»), до «можем повторить» и все пид*расы вокруг.

«Уважение к человеку! Уважение к человеку!» — Экзюпери. Это не наш метод.

В русском языке есть замечательные примеры нашей христианской ментальности: прощаться, спасибо, знание, счастье, совесть, прелесть… Но. Полистайте словарь Фасмера, и вы поразитесь обилию синонимов слов: «украсть», «выпить», «ударить». Всё в одном словаре.

Святейший выразился недавно: ересь человекоуГОДНИЧЕСТВА. Человек — он, значит, не просто неисправный, повреждённый грехом. Он неГОДНЫЙ, и толку с него никакого. Поэтому: пей-пропадай, ребята! Влупи ему промеж глаз, да не забудь карманы проверить.

  • 85

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ