» » » Возможен ли диалог светского общества с «церковниками»?

основное / публикации

Возможен ли диалог светского общества с «церковниками»?


История с храмом в екатеринбургском сквере в очередной раз показала, что людям, далеким от Церкви, пусть даже и верующим, невероятно сложно понять логику поведения некоторой части воцерковленных православных, равно как и наоборот. Сколько ни говорят здравые люди с обеих сторон о необходимости диалога — каждый слышит только себя и никакого диалога не выходит.

Возможно, одна из причин в том, что люди со стороны с трудом представляют, насколько мироощущение «церковников» (назовем их так) отличается от их собственного. Помните бестселлер «Мужчины с Марса, женщины с Венеры»? Так вот, «церковник» отличается от «церковницы» гораздо в меньшей степени, чем обычный мужчина от обычной женщины. А вот обычный человек любого пола и «церковник» — это существа с разных планет.

Попробую в нескольких пунктах объяснить, как видит мир определенный, довольно распространенный тип православного верующего — «храмовник», или «церковник» (это не обзывательство и не уничижение, просто рабочий термин для удобства). Уточним, что, к счастью, не все православные похожи на типаж «церковника», не у всех мировоззрение загнано в такие шаблоны.

1. Для «церковника» на первом месте — православные.

Это надо понять, и из этого исходить в любых попытках диалога. Интересы православных на первом месте просто потому, что у них истинная вера, с ними Бог, и потому все, кто против православных, — богоборцы.

Надо помнить, что даже если с вами разговаривают вежливо и дружелюбно, мысленно за вашей спиной видят дьявола, а дружелюбный тон означает только то, что вас жалеют — ведь вы обречены на ад и погибель. Доводы о том, что у других людей есть свои интересы и потребности, улетают в пустоту ровно поэтому: интересы неверующих людей по определению греховны, ориентироваться на них нет смысла.

2. Для «церковника» мир жестко делится на православных, которые находятся на пути спасения, и «светских» людей, тех, кто утопает в болоте греховной жизни.

Эти самые внешние, светские люди представляют собой либо досадную помеху на пути спасения (они все время искушают своим поведением и самим существованием), либо объект приложения миссионерских усилий, личность в них не видят.

3. Для «церковников» Церковь — это иерархия.

Если они утверждают, что кто-то против Церкви, в 90% случаев это означает, что «врагам Церкви» не нравится патриарх, епископы или конкретный батюшка.

4. Для «храмовника» вера собеседника определяется строго заданными параметрами.

Когда «церковник» не знает, что вам ответить, он внезапно меняет тему и спрашивает: «А вот скажите… вы как часто причащаетесь?» Если вы растеряетесь и начнете предоставлять собеседнику отчет в своей церковной жизни, он задаст вам следующий вопрос: «А кто ваш духовник? А вы с ним говорили на эту тему?» И закончит дискуссию рекомендацией поговорить на обсуждаемую тему с духовником. Если вы попытаетесь увернуться и сказать, что вы живете без духовника, «церковник» посмотрит на вас с величайшим соболезнованием и порекомендует срочно обзавестись.

5. «Храмовникам» не стоит говорить о гуманизме.

Они уверены, что это страшная ересь. О правах человека тоже не надо. Это все от лукавого. У православных одно право — хвалить Бога и высокое начальство.

6. «Храмовнику» неинтересно, что происходит с нашим изрядно загаженным шариком.

Все разговоры про экологию — в пользу бедных, вежливо-холодный реверанс перед светским обществом. Поэтому, когда вы патетически восклицаете: «а как же деревья, их же жалко!» или «деревья — это же источник кислорода!» — для собеседника ваша речь так же невнятна, как если бы вы говорили на языке обитателей Пандоры. Деревья годятся только для икон, для украшения храма на Троицу, для постройки часовни либо как дрова для отопления — все остальное от лукавого. Растет — оk. Вырубят, сгорят — это мелочи в сравнении с вечностью, и так все сгорит в вечном огне, не все ли равно. Природа не Божий храм, а нечто вроде фермы. Она отдана в полное и безраздельное пользование человеку, все живые существа имеют несравнимо меньшую ценность, чем дети Адама и Евы, и, конечно, только утилитарную — ведь у животных нет бессмертной души, а про деревья и говорить нечего.

7. Для «церковника» вера неразрывно связана с храмовым зданием.

Чисто теоретически он знает, что в первые века христиане молились в катакомбах, а в советских лагерях — на опушке леса, и на словах они могут говорить о том, что Дух дышит где хочет, но на практике ограничивают Его местопребывание только стенами церкви, а выпускают Его оттуда только в крестный ход под руководством клириков.

Поэтому тот, кто против храма, — для них автоматически ненавистник Бога и Церкви. Рост Церкви связывается в сознании таких граждан исключительно с ростом количества храмовых построек: «будут храмы — будут и христиане».

8. «Храмовники» не видят противоречий в своей картине мира.

Почитание одновременно Сталина и новомучеников, мантры о церковном возрождении и тоска по советской империи, почитание Христа своим Богом и антисемитизм, поклонение Богоматери и мизогиния, ненависть к инаковерующим и сектантское мышление, презрение к язычникам и самые дремучие суеверия, восхищение аскетизмом древних подвижников и оправдание богатства иерархов — все это причудливым образом сочетается в их сознании.

Церковные риторы обожают сравнение Церкви с больницей. Но то, что уровень развития медицины зависит в первую очередь не от количества больниц, а от качества лечения и квалификации врачей, им как-то в голову не приходит.

9. Защита святыни — одна из первоочередных задач для «церковника».

Защита и от себя тоже — не дай Бог приложиться к святыне, если ты женщина и внутри у тебя тампон. Не дай Бог поставить бутылку со святой водой на пол.

Покусившийся на святыню, как ее понимает «храмовник», — хуже Гитлера. В противостоянии ему хороши все средства, и любое насилие над ним получит оправдание в их глазах.

10. Главная задача современного «церковника» — убедить «светских» людей в том, что им необходима Церковь и церкви.

Убедить, что все их проблемы решатся по мановению кадила, как только они начнут вести правильную жизнь — вычитывать молитвы, посещать службы, исповедоваться, причащаться, советоваться с батюшкой и жить согласно его рекомендациям.

Они искренне уверены в том, что сами стоят на единственно верном пути, а остальные блуждают в дебрях, полных гадюк и диких вепрей. На словах они могут говорить «я хуже всех, я хуже всех», но их поведение обнаруживает поистине большевистскую убежденность в собственной правоте.

***

Вы спросите: хорошо, попробуем учитывать картину мира «церковников» в попытках дискуссии с ними. Это поможет взаимопониманию?

Нет, боюсь, взаимопониманию это не поможет, даже если вы проявите все терпение, на какое способны. Возможно, это поможет не разругаться вдрызг, не перейти к оскорблениям и угрозам, не демонизировать и не расчеловечивать оппонентов. В наше время, когда про гражданскую войну заговорили обе стороны конфликта — и это немало.

  • 54

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации.

ДРУГИЕ НОВОСТИ