» » » КИТАЙСКАЯ СИСТЕМА ТОТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ ИДЁТ В РОССИЮ... цифрофашизм китайского разлива по указанию Путина

основное / новости

КИТАЙСКАЯ СИСТЕМА ТОТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ ИДЁТ В РОССИЮ... цифрофашизм китайского разлива по указанию Путина


Прим.Ред. - Братья и сестры! Несомненно, что усилиями Путина и его кагала, все элементы бездушной цифровой диктатуры, которые уже приняты китайцами, будут насаждаться и в России. Напомним, что Путин, наплевав на вопросы национальной безопасности России, назначил своим советником по вопросам интернета и IT китайского контрразведчика. (подробнее: "ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИЗМЕНА... Китайский контрразведчик стал советником Путина по вопросам интернета"). Имеющий разум, да разумеет!
КИТАЙСКАЯ СИСТЕМА ТОТАЛЬНОГО КОНТРОЛЯ ИДЁТ В РОССИЮ...
Система тотального электронного контроля, семимильными шагами выстраиваемая Путиным в России, практически отлажена у нашего большого азиатского соседа – в Китайской Народной Республике. 
В контексте недавно принятого закона о «надежном рунете» и очередной волны законопроектов от лоббистов  «цифровых профилей»  граждан, биометрической идентификации, создания электронного досье на каждого россиянина будет полезно снова обратить взор на Восток. Мы уже много рассказывали о китайской системе тотальной слежки и управления лояльностью народонаселения. Появился еще один спецпроект на Ленте.ру, повествующий о китайском Большом Брате. Уместно будет привести ряд тезисов из него, а также обратить внимание на прямые параллели с происходящим в нашей стране.
Как отмечает «Лента», на сегодня в Китае интернетом пользуются 802 млн. человек, что является абсолютным мировым рекордом. Ежедневно в сеть выходят 56,7% местных жителей. При этом сидят они в изолированном интернете, где нет доступа к YouTube, Twitter, Facebook, десяткам страниц «Википедии» и более 140 тыс. других сайтов. Некоторые местные чиновники и доверенные сотрудники государственных организаций, конечно же, могут безнаказанно использовать VPN-сервисы, но об этом не принято говорить вслух.
Цифровая среда китайцев находится под «Золотым щитом» – так называется система фильтров входящего в Китай трафика и контента, запущенная властями с 2003 года. Создание «Щита» в начале 2000-х годов объясняли необходимостью борьбы с преступностью: изначально власти (т.е. коммунистическая партия Китая) хотели создать систему слежки за населением с обширной базой данных, которая позволяла бы получить доступ к личной информации всех граждан страны и объединяла общенациональные, региональные и местные отделения спецслужб в единую сеть.
Прообразом «Золотого щита» стала проложенная на территории Шанхая оптоволоконная сеть OPTera стоимостью 10 млн. долл., которая позволила Министерству общественной безопасности отслеживать всю онлайн-активность пользователей через файервол Shasta 5000. Немаловажно, что в разработке системы специалистам из университета Цинхуа помогали сотрудники канадской компании Nortel Networks, которые через основанную совместно с китайскими властями компанию Guandong Nortel (GDNT) оказывали содействие в установке в китайских мегаполисах системы видеонаблюдения JungleMUX и системы распознавания лиц и голоса AcSys Biometrics, разработанной расположенной в Онтарио компанией NEXUS.
В 2000 году канадская Nortel получила от китайского правительства 120 млн. долларов на разработку программного обеспечения, поставку и ввод в эксплуатацию оборудования для «Золотого щита». К его созданию также привлекли американские IT-компании Sun Microsystems, Cisco Systems и Bay Networks. Sun создала единую компьютерную сеть для 33 главных управлений полиции в провинциях, автономных районах и городах центрального подчинения, а Cisco поставляла китайским властям маршрутизаторы и серверы. 
Сразу отметим – американский ТНК-гигант Cisco является ключевым партнером Департамента образования Москвы по внедрению Московской электронной школы – львиная доля софта и железа, устанавливаемая в московских школах во имя эксперимента над нашими детьми с неизвестными последствиями под названием «Цифровая школа», закупается именно у него.
Параллельно с разработкой системы создавалась законодательная база для ее поддержки. В сентябре 2000 года Госсовет Китая одобрил два свода правил: «Регулирование телекоммуникаций в КНР» и «Меры по управлению информационными сервисами интернета». 
Суть первого документа сводится к запрету частным лицам и организациям использовать интернет для распространения, передачи и копирования информации, содержащей материалы, противоречащие основным принципам конституции страны, осуждающие систему государственной безопасности, содержащие государственные тайны или угрожающие национальному единству. Правда, в отличии от современной России, под запрет попала порнография и материалы, пропагандирующие деструктивные секты, азартные игры, насилие, убийства, терроризм и другие преступления – что в общем совсем не плохо. 
Но параллельно была также запрещена информация, «распространяющая слухи и дестабилизирующая общество», китайским сайтам и СМИ было запрещено публиковать или ссылаться на новости с зарубежных ресурсов, которые не внесены в специальный список «лицензированных издателей».
Второй документ возложил ответственность за распространение таких материалов на интернет-провайдеров: их обязали хранить всю информацию о пользователях, включая списки посещаемых сайтов и метаданные интернет-трафика. Если провайдеры обнаруживали незаконные материалы, они должны были ограничить к ним доступ и тут же сообщить о произошедшем в местное полицейское управление. Нарушение закона каралось лишением компании лицензии на предоставление услуг связи, а для ее владельцев могло кончиться тюрьмой.
Уже к концу 2000 года по всему Китаю были сформированы подразделения интернет-полиции, общая численность которых превышала 300 тыс. человек. За работой проекта постоянно следят более 30 тыс. сотрудников, а его ориентировочная стоимость еще на момент запуска составляла более 800 млн. долларов. Каждый китаец, хоть раз вышедший в интернет, на карандаше у властей: они прекрасно знают, на какие сайты он ходит, что любит и что скрывает.
Не менее значимым инструментом контроля за интернетом стала обязательная регистрация в соцсетях и на сайтах под реальными именами. С начала 2000-х Министерство общественной безопасности Китая призывало пользователей крупных ресурсов и блог-платформ указывать при регистрации реальные данные, а с 2009 года обязательная регистрация по именам была введена во всех сервисах двух крупнейших интернет-компаний Китая – Alibaba и Tencent. 
Одновременно те же правила начали действовать и в отношении интернет-кафе и компьютерных клубов по всей стране. Финальный законопроект об обязательной регистрации под реальными именами на всех ресурсах для всех жителей Китая, над которым несколько лет трудились Министерство общественной безопасности, Министерство науки и технологий, а также Главное государственное управление радиовещания, кинематографии и телевидения, был принят в 2013 году. 
Первыми подопытными стали жители Пекина и нескольких провинциальных городов. В 2015 году власти окончательно утвердили любой вход в интернет «по паспорту». Оправданием послужила борьба с «распространением слухов и вредоносной информации». Нарушителям грозят штрафы и тюремное заключение.
Н
е правда ли, такой подход очень напоминает путинские законы «о запрете критики власти» и «запрете распространения недостоверной информации», успешно пролоббированные миллиардером нестандартной ориентации, сенатором Андреем Клишасом и его коллегами-компрадорами из «Единой России»? 

В российском варианте документа прямо говорится: «запрещено распространение недостоверной общественно значимой информации, /…/ создающей угрозу массового нарушения общественного порядка и (или) общественной безопасности». Китайские власти откровенно используют эти формулировки для удаления из сети любых компрометирующих их сведений, иными словами – для узаконения тотальной цензуры.
Как следствие, популярные блог-платформы в китайском интернете похожи на мечту основателя Facebook глобалиста Марка Цукерберга, где многомиллионная аудитория развлекают сама себя позитивной повесткой. 84% блогов представляют собой персональные дневники и истории о повседневной жизни; 23% рассуждают о литературе и искусстве; 9% публикуют забавные истории, мемы и смешные картинки; 6% – новости технологий и спорта.
Специалисты отмечают три уровня цензуры в китайском интернете. Первый – администрация онлайн-сервисов, которая с помощью собственноручно разработанных алгоритмов отслеживает негативные посты и комментарии, поскольку по закону несет ответственность за все публикации. Второй – владельцы популярных аккаунтов с большим количеством подписчиков в QQ и WeChat. Они могут придать своим профилям статус публичных, но перед этим в обязательном порядке подписывают дополнительное соглашение, в котором обязуются не публиковать критических материалов в отношении государства и общества. 
На третьем уровне располагаются обыкновенные пользователи сети, которые имеют представление о том, что может вызвать недовольство надзорных органов и администрации сервисов, а потому предпочитают не публиковать провокационные или осуждающие посты о политике Китая и инициативах партийного руководства. Вот такая отлаженная десятилетиями система «полиции мыслей», изначально направленная на уничтожение альтернативного мировоззрения.
Финальный шаг к тотальному контролю за населением Китай сделал в 2014 году, когда жителям Поднебесной начали присваивать персональный социальный рейтинг. По замыслу правительства, рейтинг гражданина должен зависеть от каждого его действия: под пристальным наблюдением оказались не только банковские счета и посты в сети, но и поведение в общественных местах, отношения с соседями, коллегами и посторонними людьми. 
Буквально каждое слово и дело гражданина оценивается, но только не небесным Судией, а настроенной властями бездушной электронной системой. Лидеры партии недвусмысленно намекали: им нужны «благонадежные и лояльные» граждане, которыми легко управлять – именно такие и будут получать баллы «социального кредита».  
«Поддерживать доверие – хорошо, подрывать доверие – позорно», – отмечалось в государственном документе.
Обратите внимание, как легко все переворачивается с ног на голову: не государство и чиновники, стоящие высоко в системе госуправления, должны завоевывать доверие своего народа, а от народа требуется полное подчинение им, да еще и с постоянным подтверждением, что власти могут ему доверять. Очевидно, никаким народовластием или социализмом в Китае давно не пахнет.
Особенное внимание уделяется людям определенных профессий: учителям, бухгалтерам, журналистам, врачам, ветеринарам и гидам, работающим с туристами. Каждому гражданину присваивается идентификационный код, который можно будет использовать для проверки своего статуса (привет Банку России и его инициативе о  сдаче всеми россиянами биометрии  и создании того же «цифрового профиля»). Как и в случае с кредитной историей, рейтинг гражданина может падать или расти. Как именно формируется конечная «оценка», власти не раскрывают, зато активно рассказывают о способах наказания за всевозможные проступки.
Для слежки за гражданами используются многочисленные камеры наблюдения. Все они подключены к системе распознавания лиц, функционирующей на основе технологии искусственного интеллекта. Мелкие правонарушения фиксируются автоматически, а нарушителей система узнает даже в том случае, если не видно лица, – например, по походке. 
Алгоритм быстро распознает каждого китайца в толпе, и над человеком тут же высвечиваются его данные: возраст, пол и другая личная информация. Распознавание происходит в реальном времени, укрыться от него практически невозможно. Привет путинскому замминистра строительства Андрею Чибису, недавно «порадовавшего» россиян планами по внедрению во всех крупных городах системы распознавания лиц с учетом китайского опыта и с привлечением китайских партнеров.
Теперь собственно о наказании за низкий социальный рейтинг. К ним относится система запретов на путешествия: недостаточно законопослушных граждан лишают права летать на самолетах и ездить в комфортабельных поездах. Только за 2018 год 23 млн. китайцам запретили покупать билеты на самолеты или поезда. Опасность потерять несколько строчек в рейтинге есть даже у тех, кто захочет «слоняться без дела» у выходов на посадку. 
Еще одно наказание, которое уже практикуется, – лишение возможности учиться и работать. Если посмотреть, как сегодня прессуют и поражают в правах российских родителей, не желающих вставать в цифровое стойло вместе с детьми – будущим России, увидим, что путинская система мало чем отличается от китайской.  
Рассказывая о последствиях низкого социального рейтинга, государство, разумеется, всячески порицает нарушителей, особо подчеркивая их безнравственность. Не подчиняться требованиям правящей партии, по мнению китайских властей, сродни аморальному поступку. Таких людей клеймят в обществе, подчеркивают их нечестивость, в прямом смысле выносят на доски позора, электронные версии которых существуют во многих провинциях. При этом, как и в любой системе тотального контроля, власти всячески поощряют доносительство на ближнего, оправдывая это «укреплением доверия между гражданами».
Одна из последних китайских «инноваций» на этом поприще – должников по банковским кредитам теперь могут порицать не только ростовщики и власти, но и любой окружающий. Сервис под названием «Карта злостных неплательщиков» запустили в провинции Хэбей и уже планируют распространить на всю страну. На электронной карте в телефоне, которую можно открыть через WeChat, в радиусе 500 метров отображаются граждане, чья кредитная история оставляет желать лучшего. «Это делается, чтобы разоблачить уклоняющихся от выплат должников, способных погасить свои долги», — гласит описание сервиса.
Но и это еще не все. Как сообщает ежедневная китайская англоязычная газета Global Times, китайские власти организовали тотальный контроль за учащимися десяти школ в многонациональной провинции Гуйчжоу и соседней автономной области Гуанси – путем вставки в школьную форму электронных чипов, отслеживающих все перемещения и даже настроение учеников.
«С помощью чипов учителя и родители знают, когда ученики входят в здание школы и покидают его, – рассказывает директор школы № 11 города Жэньхуай в провинции Гуйчжо Линь Цзун. – Если ученики пропускают школу без разрешения учителя, срабатывает сигнализация. Попытки обмануть систему, поменявшись формой с другим учеником, также бесперспективны. У входа в школу установлено оборудование для биометрической идентификации, которое сверяет лицо ученика с лицом владельца чипа, вшитого в одежду».  
Чипы снабжены дополнительными функциями. Кроме точного местоположения каждого ученика они также отслеживают и его состояние. К примеру, сигнал тревоги срабатывает и в том случае, если школьник задремал на уроке.
На фото:
Проверка личности ученика по отпечаткам пальцев и системе биоидентификации.

Чипы для школьной формы изготовила местная компания Guizhou Guanyu Technology Co, пояснившая, что откликнулась на призыв коммунистической партии по созданию «умной школы». Якобы с помощью «инновационной» униформы учебные заведения смогут добиться «цифрового управления» учениками, говорится на сайте компании. 
Выражаясь простыми словами – власти просто загоняют людей в цифровое рабство с пеленок, берут судьбы под полный контроль – не без помощи интернет-технологий, разумеется. Также сообщается, что это не первый случай использования «инноваций» для контроля за детьми. 
В мае школа в городе Ханчжоу начала использовать камеры с технологией распознавания лиц, чтобы отслеживать внимательность школьников на уроках: камеры сканируют лица учеников каждые 30 сек. и определяют их настроение. Вот такая беспардонная слежка за эмоциями своего населения, настоящая полиция мыслей в действии. 
  • 178

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Чтобы Вы могли оставить свой комментарий, необходимо зарегистрироваться

ДРУГИЕ НОВОСТИ