» » » Французский опыт: Макрон прикрывается от «желтых жилетов» своим клишасом

основное / публикации

Французский опыт: Макрон прикрывается от «желтых жилетов» своим клишасом

Франция снова шумит. Либеральные реформы в пользу богатых, отказ говорить с народом вывели на улицы Франции сотни тысяч «желтых жилетов». Ротшильдовский назначенец президент Макрон долго делал вид, что все в порядке и протесты его не касаются, а когда припекло, решил принять французский аналог «закона клишаса» о «фейковых новостях», за что местные СМИ уже сравнивают его с нацистскими коллаборационистами.

12 марта сенат Франции принял в окончательном чтении закон о протестах, который дает местным властям право запрещать гражданам принимать участие в массовых манифестациях. Ранее такими полномочиями обладали лишь суды. Нарушителей этого запрета будет ждать до полугода тюрьмы. Наказание в виде штрафа может быть наложено на любых манифестантов, которые, с точки зрения властей, представляют угрозу общественному порядку. Притом уже не сильно важно, политические или какие другие требования будут выдвигать протестующие. Распилили деньги на строительство моста, он упал, а вы против — получите срок или штраф. Отключили воду, люди вышли на улицу — получите срок или штраф. После рассмотрения в Конституционном совете новый закон должен подписать президент страны Эммануэль Макрон.

Принятие заведомо непопулярного закона для Макрона нельзя назвать легким. Против выступила не только оппозиция в виде коммунистов «Непокорившейся Франции» Жана-Люка Меланшона и «фронтовиков» Ле Пен, но даже 50 депутатов из правящей партии «Вперёд, Республика!» отказались одобрять ужесточение репрессивных мер в адрес манифестантов — рекорд для законопроекта, который был поддержан правительством.

Более того, продвижение инициативы привело к тому, что СМИ стали называть недавнюю «надежду демократии», «эталон либерализма», «главного борца за права человека» и бывшего банкира Ротшильдов Эммануэля Макрона последователем режима Виши — гитлеровского ставленника и лидера нацистских коллаборационистов во времена Второй мировой. Мало того, своим законом Макрон подставил и соратницу по курсу ЕС — Ангелу Меркель, которая возлагала на ротшильдовского «мальчика» большие надежды, а теперь легко может превратиться в подругу «поборника нацистов», что для Германии равно политическому приговору.

У Макрона, конечно, есть оправдания — его вынудили забыть о демократии «Жаны в жилетах», известные в России как «желтые жилеты», которые хоть и сократили численность, но продолжают бузить с прошлой осени еженедельно.

«Поправки во французское законодательство вызваны именно протестами "жёлтых жилетов", продолжающимися с ноября 2018 года. И если манифестации тогда начинались как протесты против экономических реформ Макрона, то сейчас уже направлены против его политического курса в целом, его глобализма и ультралиберализма», — рассказала эксперт Центра геополитических экспертиз Дарья Платонова. Поэтому, по словам политолога, противостояние полиции и противников Макрона на французских улицах и продолжается до сих пор, несмотря на анонсированный ранее правительством мораторий на повышение цен на бензин и другие уступки. Манифестанты хотели пересмотреть сам курс развития страны.

И тут нужно немного отступить назад. Еще в декабре прошлого года рассказывала, с чего начались протесты и что к ним привело. После избрания президентом «чикагского мальчика» Макрона в стране стартовал целый пакет ульталиберальных реформ. За первый год своего президентства Эммануэль Макрон успел провести ряд реформ в налоговой, социальной и трудовой сфере. В мае 2017 года во время первой встречи с российским Президентом Владимиром Путиным Эммануэль Макрон подчеркнул, что защита прав человека будет одним из его приоритетов в выстраивании отношений с Россией, а в сентябре 2017 года изменил трудовой кодекс. В рамках реформы была существенно упрощена процедура увольнения сотрудников, а также ограничено участие профсоюзов при составлении трудовых контрактов. Воспользовавшись этими нововведениями, руководство компании Peugeot — одного из крупнейших французских производителей автомобилей — решило уволить свыше 2,2 тыс. человек, а крупная сеть супермаркетов Carrefour — 2,4 тыс. Реформа трудового законодательства вызвала протест со стороны профсоюзов и наемных рабочих. Их недовольство вылилось в миллионные петиции, массовые мирные протесты и забастовки, но Макрон и его советники отказались обсуждать с рабочими их требования, выставив вместо этого «статистическое увеличение производительности труда». За отмену так называемого «солидарного налога на состояние» нынешний глава Франции получил прозвище «президент богачей». Раньше этот налог платили все французы, чье суммарное состояние превышало 1,3 млн евро, однако Макрон упразднил его, оставив лишь налог на дорогую недвижимость. При этом теперь налогами не облагаются ценные бумаги, поэтому критики реформы охарактеризовали новый закон как «подарок для богачей». Еще одна налоговая мера, не устраивающая французское население, касается повышения социального налога. Его увеличение было заложено в законе о бюджете Франции на 2018 год. Эти меры коснулись более половины французских пенсионеров. Еще весной прошлого года по Франции прокатилась волна протестных акций с участием пенсионеров, недовольных повышением социального налога. Однако это не убедило Макрона изменить проводимую им политику — в марте в ответ на жалобу о повышении выплат он призвал «попытаться помочь ему перезапустить экономику ради молодых».

Стоит упомянуть и о реформе железных дорог, которая предполагала отмену всех особых льгот для железнодорожников, начиная с новых контрактов найма, и приватизации госкорпорации SNCF и превращения ее в акционерное общество с правом распродажи активов иностранцам.

Не забыл Макрон и образование, объявив о «радикальной» реформе и там. Было громко заявлено о программе сокращения количества учащихся начальной школы с 24 до 12 учащихся на одного преподавателя. Казалось бы, прекрасная инициатива, кроме той мелочи, что зарплаты учителей оставались теми же, учителей не хватало, детей из мигрантских кварталов распихали по близлежащим школам, отчего там поднялся уровень преступности. Не решил Макрон и вопросы хронического недофинансирование сферы образования в целом, проблемы с подготовкой новых преподавателей для школ и университетов, отсутствием внятной политики поддержки уже работающих преподавателей школ и университетов, территориальных различия в уровне преподавания. А также вопросы закрытия школ в малонаселенных городах и сельских районах и, главное, проблемы доступности образования для всех слоев населения.

Список реформ Макрона можно продолжать долго. Все они сначала вызывали вполне мирные петиции, протесты и забастовки, но они не имели результата, Макрон делал селфи с неграми на островах, рассказывал о необходимости внедрения демократии в России и Сирии, сказочных перспективах Евросоюза и далее по списку. Народ, как принято ныне на Западе и в РФ, представляли придворные оппозиционеры из социалистов Олланда, извращенцев и феминисток, которые устраивали марши и пикеты, симулируя «протестный потенциал». В это время французы, которых затронули реформы, а это было порядка 80%, тихо копили злобу. Последней каплей стали планы по повышению ставки налогов на дизельное топливо и бензин с целью сокращения зависимости страны от топлива и стимулирования французов использовать альтернативную энергию. Это при том, что топливо до этого уже дорожало: дизель на 23% и бензин на 15%. Люди обратились к руководству страны с петицией, которая на момент начала протестов набрала свыше 860 тысяч подписей. Но и она пошла в урну. Т.е. примерно туда же, куда Президент России или его окружение отправили 1 млн подписей россиян против пенсионной реформы

По мнению руководителя Центра политэкономических исследований Института нового общества Василия Колташова, речь стоит вести не о бессилии Макрона, а о его принципиальной неуступчивости. Которая вызвана тем, что действующий французский президент отчитывается не перед своими гражданами, а перед глобалистскими кругами. «Это форма общения европейских элит с народом. Макрона совершенно не интересует, что о нём будут думать люди. Потому что Макрон выполняет роль технического политического менеджера. Он не государственный деятель. Макрон — это маленький человек из финансовой системы, которого назначили руководить Францией. Его будут ненавидеть, он ухудшит свою репутацию. У него нет политического будущего. Но ему всё равно», — заявил RT Колташов.

В итоге 16 ноября 2018 года, как сообщил Евроньюс, после отказа правительства принять во внимание петиции люди пообещали начать перекрывать дороги. Уже в первый день протестов движения на сайте было заявлены не менее 700 акций, а по подсчетам местных СМИ, их прошло в два раза больше. Люди из провинции требовали самого банального: услышать их. Они устали писать петиции, которые никто не читает, выходить на тихие митинги против реформ, браков педерастов, миграционной политики, на которые никто не обращает внимания, и смотреть как беднеют на фоне все большей разницы в доходах со столичной элитой.

Протесты с каждым разом все больше превращались в побоища, и руководство Франции ответило «законом Клишаса» собственного изготовления. Уже 20 ноября 2018 года Национальное собрание Франции приняло законопроект о противодействии распространению ложных новостей. Он получил поддержку в основном президентской партии «Республика на марше», а также партии «Демократическое движение». Главная задача закона, по словам его разработчика Наймы Мушту, представляющей правящую партию, «предотвратить попытки дестабилизации, в частности, предпринимаемые извне Франции, которые основываются на злонамеренном распространении ложной информации». Притом сами депутаты говорили, что будут всячески ограждать СМИ и людей от преследования за их мнения. «Речь не идет о выработке "единственной правды": это поставило бы под угрозой свободу журналистов. …Необходимо, чтобы существовал плюрализм мнений. Мы знаем, что некоторые факты могут подаваться тем или иным образом — это остается в рамках свободы СМИ. Но нельзя обманывать людей…, нельзя допустить распространения "фейк-ньюз"», — подчеркнула собеседник агентства. Отвечая на вопрос о том, кто будет решать, является та или иная новость фейковой, Клапо сказала, что «это деликатный момент» и она пока не знает, как будет работать этот механизм.

По факту же вышло все наоборот, и первыми «виновными» были названы российские СМИ. Все мы помним попытки обвинить Россию в организации беспорядков во Франции. А ведь все было с целью заткнуть рот неугодным. Тогда в России этот закон восприняли в штыки. Власти Франции задались целью под предлогом борьбы с дезинформацией законодательно обосновать возможность преследования российских СМИ. Об этом в ходе брифинга заявила официальный представитель МИД России Мария Захарова.

«Мы уже не раз подчёркивали дискриминационный характер данных законодательных инициатив и их очевидную направленность просто на прямую зачистку информационного пространства от неугодных точек зрения, неугодных для тех, кто стоит, собственно говоря, у рычагов принятия решений по реализации положений этого закона. При этом у нас не вызывает сомнений, что французские власти задались целью под предлогом борьбы с дезинформацией создать для себя законные основания для преследования в первую очередь российских СМИ…, права которых и без того уже давно систематически нарушаются», — сказала Захарова.

Результат реформ Макрона, «закона о фейковых новостях» и прочих налицо. Движение «Желтых жилетов» подхватили местные анархисты и нацисты, которым важен бунт ради бунта. Макрон вроде объявил о начале общенациональных дебатов, но заявление об «ослаблении реформ» уже никого не интересовали, а попытки усадить в кресло «своих» привели к отказу говорить не только со стороны протестующих, но и крупнейшего профсоюзного объединения страны — Всеобщей конфедерации труда (ВКТ). Более того, ВКТ назвала инициативу с принятием нового закона о протестах запретом на «индивидуальные и коллективные свободы» и призвала к усилению манифестаций.

Незадолго до принятия нового закона о протестах 12 марта французский омбудсмен Жак Тубон обвинил правительство Эммануэля Макрона в том, что оно использует лазейки в уже существующем законодательстве, чтобы репрессировать протестующих. «Во Франции вместе с ухудшением качества государственных услуг укоренился подход, ориентированный на применение усиленных мер безопасности и подавления на фоне террористической угрозы социальных проблем и опасений насчёт иммиграционного кризиса», — цитирует вышедший накануне доклад французского омбудсмена Financial Times.

Теперь его уже обвиняют в использовании средств нацистов, и, судя по всему, эта история еще далека от завершения. Стоит добавить, что Макрон ухитрился довести людей (в пик протестов «жилетов» поддерживали до 80% населения этой страны) до белого каления менее, чем за два года. И это при том, что никакого давления в виде санкций или информационной войны там не было.

Впрочем, это уже внутреннее дело самих французов. Нам же в этой истории интересно совершенно другое, а именно — зачем российским либералам наступать на чужие грабли и протаскивать заведомо вредные и опасные либеральные реформы по методичкам МВФ и Всемирного банка (именно эти структуры стоят и за пенсионной реформой, и за цифровизацией, и за программой приватизации стратегических предприятий), вызывающие озлобление народа? Кстати, реальный рейтинг Владимира Путина, по закрытым соцопросам в некоторых регионах, опустился за год с более чем 70% до, в лучшем случае, 20-25%. Вот только главы регионов и ответственные чиновники администрации почему-то не доводят до гаранта Конституции реальной картины, предпочитая врать, что все в порядке и что народ одобряет курс и реформы. Аналогии с Францией напрашиваются сами собой...
  • 149

Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Чтобы Вы могли оставить свой комментарий, необходимо зарегистрироваться

ДРУГИЕ НОВОСТИ

  • -->