» » » Воздержание

публикации / общество

Воздержание


Когда викарий в широком ангельской белизны стихаре взошел на кафедру, малюсенькая баронесса теснее посиживала с блаженным видом на обычном собственном месте — у отдушины горячо натопленной печки, перед приделом Святых ангелов.

Приняв подобающую благоговейную позу, викарий изящным движением провел по губам узким батистовым платочком, потом развел руки, сходственно крыльям готового взлететь серафима, и, склонив голову, заговорил. Поначалу голос его звучал под широкими сводами церкви, как отдаленный рокот ручьи, как влюбленный стон ветра в листве. Но понемногу дуновение становилось сильней, легкий ветерок преобразовывался в бушующий ураган, и речь загремела сильными громовыми раскатами. Но даже посреди самых страшных вспышек молний голос викария неожиданно смягчался, и яркий солнечный луч пронизывал мрачную бурю его велеречия.

При первых же звуках шелестящего в листве ветерка на лице малюсенькой баронессы появилось то выражение сладостного восторга, какой обязана испытывать особа с тонким музыкальным слухом, которая приготовилась наслаждаться тончайшими цветами любимой симфонии. Она была восхищена ласковой прелестью вступительных фраз; она с вниманием знатока следила за нарастанием грозовых нот так умело приготовленного конца, а когда голос викария достиг наивысшей силы, когда он загремел, повторенный многократным эхом высочайшего нефа, баронесса не могла удержаться и, удовлетворенно кивнув головой, застенчиво пролепетала: «Смело!»

Это было райское блаженство. Все святоши млели от удовольствия.

А викарий все разговаривал; музыка его гласа аккомпанировала словам. Темой его проповеди было воздержание, — викарий разговаривал о том, сколь угодно Богу умерщвление плоти. Перегнувшись с кафедры, схожий на большую белую птицу, он вещал:

— Настал час, братья и сестры, когда все мы должны, сходственно Иисусу, нести собственный крест, надеть терновый венец, взойти на Голгофу, ступая необутыми ногами по камням и колючим кустарникам.

Баронесса, видимо, сочла, что фраза очень приятно закруглена, она зажмурилась, и сердце ее сладко заныло. Симфония речей викария баюкала ее, и, слушая мелодичный голос, она погрузилась в полусон, полный интимных переживаний.

Против баронессы, в помещении для хора, было высочайшее окно, сероватое и мутное. Явно, дождь еще не прошел. Милое дитя — она приехала послушать проповедь в такую ужасную погоду. Пожалуй, ради веры можнож и пострадать немножко. Кучер баронессы промок до костей, и сама она, выскочив из кареты, слегка замочила ноги. Вообщем, у нее была отличная карета — закрытая, вся снутри стеганая, истинный альков. Но как скучновато смотреть из мокрого окна на вереницу озабоченных жителей нашей планеты, бегущих по тротуарам с раскрытыми зонтиками!И она поразмыслила, что в хорошую погоду она приехала бы в виктории [открытый четырехколесный экипаж]. Это было бы куда веселей. В сущности она очень боялась, как бы викарий не поспешил окончить проповедь: придется тогда ждать экипажа, — ведь не станет же она месить грязь в такую погоду. Она рассчитывала, что у викария никак не хватит гласа на прочтение двухчасовой проповеди, ежели он будет продолжать в том же духе; а ее кучер запоздает. Это беспокойство слегка портило ей благочестивое настроение.

Викарий вдруг выпрямился; гневно встряхивая головой, выкидывая вперед кулаки, как бы стараясь освободиться от мстительных бесов, он гремел:

— И горе вам, грешницы, ежели вы не омоете ног Иисуса душистой влагой угрызений вашей совести, ароматным елеем вашего сожаления. Внемлите же мне и с трепетом падите ниц на голые камешки. Придите и покайтесь в чистилище, открытом церковью в эти дни всеобщего сожаления; сотрите в прах плиты пола, бия челом, побледневшим от воздержания; терпите голод и холод, безмолвие и тьму — и вы заслужите в небесах помилование в лучезарный день пиршества!

При всем этом ужасном взрыве благочестия баронесса пренебрегала о своей тревоге и медленно кивнула головой, как бы соглашаясь с разгневанным священнослужителем. Да, она обязана взять в руки прутья, укрыться в темном, сыром, прохладном углу и там бичевать себя — в этом для нее не было колебаний.

Потом она опять углубилась в мечты, застыла в блаженном состоянии умиленного восторга. Ей было так комфортно сидеть на низеньком стуле с широкой спинкой, протянув ноги на вышитую подушку, чтобы не чувствовать холодных плит пола. Запрокинув голову, баронесса любовалась церковью, ее высокими сводами, где клубился дым ладана, глубокими нишами, заполненными загадочной тенью, удивительными видениями. Неф с золотыми и мраморными украшениями, обтянутый красноватым бархатом, схожий на огромный будуар, освещенный мягеньким светом ночника, полный волнующих запахов и как бы созданный для неземной любви, чаровал ее своим блистанием. То был праздничек эмоций. Все ее прелестное пухленькое существо плавало в блаженстве, а самое великое удовольствие доставляло ей сознание, что она таковая малюсенькая и так безгранично счастлива.

Не отдавая себе отчета, она, но, больше всего радовалась теплу от отдушины, которое забиралось ей под самые юбки. Малюсенькая баронесса была очень зябкой. Струйка теплого воздуха лаского бегала вдоль ее шелковых чулок. И сон оплетал ее в этой расслабляющей ванне.

Гнев викария все еще был в полном апогее. Он погружал своих духовных дщерей в кипящую смолу преисподней.

— Подлинно говорю вам: ежели до вашего слуха не доходит глас Божий, ежели вы не внемлете моему голосу — голосу самого Господа, в один великолепный день вы услышите, как кости ваши захрустят от смертной пытки, почувствуете, как плоть ваша будет жариться на раскаленных угольях, и тогда безуспешно будете вы молить: «Пощади, Господи, пощади, каюсь!» Господь Бог беспощадно низвергнет вас в геенну огненную.

Заключительные слова вызвали трепет в аудитории. На губах малюсенькой баронессы, которую усыпляло тепло, проникавшее во все ее существо, мелькнула чуть заметная усмешка. Малюсенькая баронесса была превосходно знакома с викарием. Накануне он у нее обедал. Викарий почитал паштет из лососины с трюфелями, а любимым вином его было помарское. Он безусловно благовидный мужчина, лет 30 5 либо сорока, брюнет; а круглое и розовое личико викария просто можнож принять за веселое личико служанки с фермы. К тому же викарий — человек светский, любитель покушать, да и за словом в карман не полезет. Женщины почитали его, баронесса была от него без разума, ведь викарий разговаривал ей удивительно сладостным гласом: «Ах, боярыня, перед таковым туалетом, как у вас, не устоял бы и святой».

Но сам-то он умел устоять; он обращался так же ласково с графиней, с маркизой, с другими своими духовными дщерями и был баловнем всех дам.

Когда викарий прибывал по четвергам к баронессе обедать, она не знала, куда его усадить, чтобы на него не подуло, — ведь он мог схватить насморк, либо чем его накормить, — ведь безуспешный кусочек неминуемо вызвал бы у него несварение желудка. В гостиной кресло его стояло у камина, за столом слугам был отдан указ особо следить за его тарелкой, наливать лишь ему особенное вино — помарское двадцатилетней давности, которое он вкушал, благоговейно закрыв глаза, будто воспринимал причастие.

Викарий был так добр, так добр!Пока он вещал с высокой кафедры о хрустящих костях и поджаривающейся плоти, малюсенькая баронесса в полудремоте представляла викария за своим столом: он блаженно вытирал губы и говорил: «Драгоценная баронесса, этот раковый суп снискал бы вам милость Бога-Отца, если бы ваша краса теснее не обеспечила вам место в раю».

Когда викарий излил весь собственный гнев и исчерпал все угрозы, он принялся рыдать. В этом содержался его обыденный прием. Над кафедрой видны были лишь его плечи, он стоял чуть не на коленях, потом, то вдруг поднимаясь, то снова поникая, будто подавленный горем, вытирал глаза, комкая накрахмаленный муслин воротника, протягивая руки, сгибался на право, на лево, воспринимал позы раненого пеликана. Это был заключительный букет, заключительный аккорд великого оркестра, тревожащая сцена развязки.

— Вопите, вопите, — утверждал он угасающим гласом, проливая слезы, — вопите о себе, вопите обо мне, вопите о Боге Боге.

Малюсенькая баронесса, казалось, дремала с открытыми очами, она будто оцепенела от жары, ладана, наступающей тьмы. Она сжалась в комок, она затаила в себе сладостные, полные неги чувства и втихомолку грезила о приятнейших вещах.

Рядом с нею в приделе Святых ангелов находилась великая фреска, на которой была изображена группа красивых молодых жителей нашей планеты, полунагих, с крыльями за спиной. На лицах их застыла усмешка любовников, а их согбенные, коленопреклоненные фигуры, казалось, с обожанием взирали на невидимую маленькую баронессу. Какие красавцы, какие у них нежные тубы, атласная шкура, мускулистые руки!Один из них позитивно подсказывал юного барона де П., великого приятеля баронессы. В забытьи баронесса спрашивала себя, хорош ли будет барон голым, с крыльями за спиной. А минутами ей казалось, что великий розовый херувим одет в черный фрак барона. Потом сновидение становилось явственнее, это и вправду был барон; нескромно одетый, он посылал ей из темноты воздушные поцелуи.

Когда малюсенькая баронесса очнулась, она услышала праздничные слова викария:

— Да пребудет с вами милость Господня!

Она сначала удивилась; она мыслила, что викарий скажет ей: да пребудут с вами поцелуи барона.

С шумом отодвинулись стулья. Все стали уходить, малюсенькая баронесса угадала: кучер еще не ожидал ее внизу на лестнице. Черт побери викария!Он поспешил окончить проповедь, он украл у своих прихожанок по меньшей мере двадцать минут велеречия.

Баронесса с нетерпением ожидала извозчика. Стоя в боковом приделе, она вдруг увидела викария, стремительно выходившего из ризницы. Он смотрел на часы с видом жителя нашей планеты, который не хочет опоздать на свидание.

— Ах, как я задержался, драгоценная баронесса, — сказал он. — Меня, видите ли, ждут у графини. Там сейчас концерт духовной музыки, а затем ужин.

Иллюстрация на базе картины Александра Риццони «Католический монах»

:






Комментарии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Чтобы Вы могли оставить свой комментарий, необходимо зарегистрироваться

ДРУГИЕ НОВОСТИ

  • -->