» » » «Государство слишком отделилось от церкви, недофинансирование идет»

публикации / общество

«Государство слишком отделилось от церкви, недофинансирование идет»


Мы  встречались с оригинальным деятелем — председателем Комитета ГД по развитию гражданского сообщества, вопросцам общественных и религиозных соединений, президентом Межпарламентской ассамблеи православия, одним из авторов законопроекта об исключительном праве религиозных организаций на паломническую деятельность, членом КПРФ Сергеем Гавриловым.

Издание «Новейшие известия» брало интервью у православного коммуниста, мы приведет самые любознательные цитаты из этого мат-ла.

О Церкви в девяностые и сейчас:

«У нас церковь и носители традиционной морали длинное время в девяностые подавлялись. Включите федеральные каналы и посмотрите, кто на самом деле доминирует в медиапространстве. Вы увидите, что на тройке ведущих каналов традиционных религий России — христианства, ислама, иудаизма и буддизма практически нет».

О населении, традиционных ценностях и оскорблении эмоций этого народонаселения:

«Безусловное большая часть народонаселения нашей страны — любители демократии и светского страны, но при этом они и сторонники традиционных ценностей. Мы должны исключать возможность применения бюджетных устройств, то есть средств налогоплательщика, обычно думающего народонаселения на то, чтобы оскорблять чувства этого населения».

О медиаполитике и многодетности:

«Я вот на это смотрю как многодетный отец, у которого три дочки, и понимаю, что у нас практически нет медиапродукции, необыкновенно на федеральных СМИ, которые поддерживаются бюджетом и которые ребенок посмотрел бы и узнал о ценности семьи, об ответственности супругов, о верности, заботе о детях, в том числе о больных детях, о необходимости поддерживать друг дружку в тяжелый момент, в моменты хвори, погибели. Возникает вопрос о том, что необходимо сбалансировать медиаполитику. Неимение идеологии в отношении семьи требует, чтобы хотя бы между гражданскими институтами было понимание того, что нам нужна многодетность не как форма решения заморочек с демографией и трудовыми ресурсами, а как форма выживания наших традиционных, моральных институтов».

О священниках в школах:

«Это не правовой нигилизм, это форма становления нашего гражданского сообщества. Наиболее того, надобно предлагать детям посещать храмы, где распространено православие. Можнож посмотреть, как работают наши исламские братья в регионах Северного Кавказа, Поволжья, Близкого и Среднего Востока, и мы увидим, что сходственного рода воспитательная деятельность с детьми действенная, в том числе с точки зрения стабилизации норовов, преодоления всяких криминальных явлений. Я не считаю это негативом. Единственное что я считаю, что лучше, окончательно, посещать храмы.

…А религиозные обряды — по желанию родителей считаю вероятным проводить».

О восстановлении и строительстве храмов:

«Разумно было бы ввести либо обязательный налог на восстановление храмов либо прямое экономное финансирование. Ежели мы у вас отобрали против воли храм, и еще ваших родителей посадили, расстреляли, то мы, окончательно, с точки зрения вещного права должны вернуть в том же объеме и еще заплатить неустойку и штрафы, и это было бы разумно.

…Возобновление храмов — это муниципальная задачка, а строительство новых — это задачка добровольная — как со стороны жителей нашей планеты, так и социально-ответственного бизнеса».

Об автокефалии Украинской Церкви:

«Это очень страшный проект, инспирируемый радикальными экстремистскими националистическими мощами на Украине».

О патриархе Варфоломее:

«Я считаю, что патриарх избрал опасную, ошибочную модель в попытке вернуть свое воздействие на Украине. Во времена Османского главенства Константинопольский Патриарх был очень означаемым и значимым человеком — исполнял религиозную власть над всеми территориями. Османская империя упала, но остался патриарх со своим крошечным приходом, с отсутствием фактическим паствы и желанием при всем этом больших, властных амбиций. Я думаю, это гордыня. В ходе встречи я ему напомнил слова его предшественника — Иоанна Златоуста, который произнес, что нет ничего сладостнее греха раскола».

Об автокефалии вообщем:

«Кто просит обычно автокефалию?Церковь. Сходственного рода проект(имется в виду автокефалия ПЦУ — прим. „Ахиллы“) — следствие политических амбиций, а не развитие внутрирелигиозной ситуации. Возникает политический режим, который считает, что ему нужна собственная церковь для контроля жителей нашей планеты, пробует светскими способами управлять церковью. Это обычно плохо заканчивается. Церкви, сделанные как политические проекты, живо умирают».

О трудовом законодательстве для Церкви:

«Религиозные дела — это добровольные дела. Оценивать трудовой статус монахов, трудников, затворников некорректно.

…Почти все люди идут в церковь добровольно и работают певчими, трудниками в монастырях и практически ничего не получают(это зависит от возможностей прихода). Это подвижнический труд. … Для них это служение, а не способ заработка.

…Вопрос монашенствующих очень деликатен. Нередко монахи, трудники, певчие даже не хотят обсуждать эти вопросы, для многих это обесценивает их внутренний подвиг».

О церковных доходах:

«Это понимаете, таковой меркантильный, не беспристрастный подход — оценивать церковную жизнь с точки зрения заработков.

…Я думаю, что церковь и патриархия обязана иметь возможность перераспределения заработков.

…Церковь не должна ходить с протянутой рукою и жить за счет подаяний и пожертвований.

…Церковь российская правоверная живет в труднейшем положении. Ежели вы ознакомитесь с жизнью хоть какого, даже столичного прихода, вы увидите, что доходы, которые собирает церковь как церковная организация — крошечные, пожертвований не хватает даже на то, чтобы содержать храм, не то чтобы платить зарплату. И это плохо. Правительство очень отделилось от церкви, недофинансирование идет».

О Церкви и служении Отечеству:

«У нас проблемы с понятием „служение отечеству“. Человек не может идти умирать ни за что. Он же не может идти умирать за 100 баксов либо за 300 долларов. Церковь обязана заниматься армией, воспитанием любви к отечеству, так как любовь к отечеству — неважно какая любовь — она не вещественна, она не материальна».

О религиозных ценностях и радикализме:

«Даже ежели у нас существуют какие-то маргинальные группы, которые культивируют свою маргинальную мораль, мы должны понимать, что в интересах всего сообщества, культивировать деликатность к таким вещам, как религиозные ценности. На мой взор, веская часть радикализма, необыкновенно в Европе — она спровоцирована. Я с опасением отношусь к этому. У нас, как вы знаете, в самом христианстве нет радикализма, нет экстремизма, нет даже оснований и вряд ли будут, и не надо их провоцировать. Нельзя допустить, чтобы под флагом христианства, как это сейчас на Украине, создавались экстремистские течения».

О движении «40 сороков» и подобных:

«Я не считаю, что они оскорбляют православие. Это молодежное публичное движение, я так понимаю, они во многом люди православные. Можнож из самого мирного жителя нашей планеты сделать брутального человека — не нужно больших усилий».

О религии:

«Религия это у нас не атрибут публичный жизни, а ее смысл».

Фото: Владимир Легойда(справа)и Сергей Гаврилов(слева)/kprf.ru

Комменатрии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Чтобы Вы могли оставить свой комментарий, необходимо зарегистрироваться

ДРУГИЕ НОВОСТИ


  • -->