» » » «Первая битва Холодной войны»

основное / новости

«Первая битва Холодной войны»

«Первая битва Холодной войны»Вышла в свет книга учителя истории МБОУ СОШ №16 г. Щелково Тимофея Балыко «Подавление органами Государственной безопасности СССР бунта бывших членов НСДАП Германии на секретном НИИ-160 пос. Фрязино в 1948-1949 гг. Первая битва Холодной войны» (Фрязино, 2019. – 110 с.), говорится в пресс-релизе, поступившем в редакцию РНЛ


В документальном исследовании историка Т.А. Балыко существенно дополнена картина событий 1945-1955 годов, связанных с использованием немецких и австрийских инженеров побежденной Германии на советских промышленных предприятиях. 


В центре исследования – малоизвестный факт открытого политического бунта иноспециалистов НИИ-160 пос. Фрязино Московской области 22 октября 1948 года, нити которого, согласно логике следователей Министерства государственной безопасности СССР, вели в московскую гостиницу «Националь», где в тот период размещалось Политическое Представительство Австрии, государства, не имеющего мирного договора с СССР... 


В книге автор не только приводит новый фактический материал по линии НСДАП-СВАГ-НПК-МГБ-МИД, но и затрагивает проблему осуществленной в конце 80-ых гг. XX века ускоренной реабилитации жертв политических репрессий, при которой по отношению к некоторым группам реабилитированных лиц возникают сомнения в объективности  подобных решений.


Содержание книги:
 
Введение            
                                                                                                             
Часть 1. Вывоз немецких специалистов в СССР                                      


Часть 2. Бунт 22 октября 1948 года и его подавление                          


Дело W.N.R.. 30 октября 1948 года - 19 февраля 1949 года                


Дело R.D.L.. 28 мая-24 сентября 1949 года                                              


Дело F.G.G. 30 июня – 24 августа 1949 года                                             


Заключение                                                                                                    


Источники и историография                                                                      


Предлагаем вниманию читателей РНЛ фрагмент книги.


Дело F.G.G. 30 июня – 24 августа 1949 года. Cтатья 58-6 ч.1 УК РСФСР


«Я, старший оперуполномоченный отделения отдела Управления МГБ Московской области капитан Л[…]ий, рассмотрев поступившие в УМГБ МО материалы на [F.G.G.], 1915 года рождения, уроженца города Брук (Австрия), австрийца, подданного Германии, женатого (семья проживает здесь), бывшего члена национал-социалистической партии Германии, работающего в качестве научного сотрудника в научно-исследовательском институте 160 Министерства промышленности Средств Связи СССР, проживающего по адресу: Московская область, Щелковский район, поселок Фрязино, д. 12 кв. 8, - НАШЕЛ: [F.G.G.] с 1947 года посещает политическое представительство Австрии в Москве и использует его как канал для связи с заграницей. По показаниям арестованного в мае 1949 года по статье 58-6 УК РСФСР немца [R.D.L.], 1895 года рождения, [F.G.G.] поддерживает связь с сотрудником указанного представительства, которому сообщает данные о немецких специалистах, находящихся в СССР»,  - значилось в Постановлении на арест иноспециалиста НИИ-160 F.G.G. от 28 июня 1949 года.


На одном из первых допросов - 30 июня 1949 года - в органах государственной безопасности F.G.G. показал о себе: «Я происхожу из семьи служащего. Мой отец – Отто до 1945 года работал в Австрии на железной дороге в качестве станционного диспетчера. В настоящее время он пенсионер, проживает в городе Брук на реке Мур. Моя мать – Врба Ида (с моим отцом она в разводе) – домашняя хозяйка […] Начальное и среднее образование я получил по месту моего рождения в гор. Брук на реке Мур. С 1921 по 1925 годы я посещал там народную школу, а затем на протяжении 7-ми лет учился в реальной школе. В 1932 году я поступил в Университет в городе Грац (Австрия), учился на физико-математическом факультете, который и окончил в июне 1938 года. Вслед за этим я защитил диссертацию и получил степень доктора физико-математических наук (в СССР это соответствует степени кандидата наук) […] В национал-социалистическую партию Германии я вступил в августе 1938 года. В национал-социалистическую партию Германии я вступил в силу своих политическую убеждений».


«К моменту моего окончания Университета произошел захват Австрии Германией. В июле 1938 года я выехал в Берлин, где поступил на работу в фирму «Телефункен». Я работал там в отделении «Ф-5» в качестве научного сотрудника в области телевидения […] В апреле 1939 года меня мобилизовали на службу в германскую армию, но через 10 месяцев, в феврале 1940 года, я был отозван фирмой «Телефункен» и продолжил там работу  до мая 1945 года, т.е. до момента капитуляции Германии. В августе 1945 года я поступил на созданный советскими оккупационными властями  завод, именовавшийся «Обершпрее», и работал там в качестве руководителя одной из лабораторий вплоть до отъезда в Советский Союз, т.е. до октября 1946 года. В СССР я прибыл с другим персоналом завода «Обершпрее», - говорил F.G.G. на этом же допросе.


Во время ночного допроса 1-2 июля 1949 года F.G.G. показал, что посещал в 1947-1949 годах австрийское представительство 5-6 раз – в середине 1947, в конце 1947, в апреле 1948,  в июле, августе, ноябре 1948, в марте-апреле 1949 года. 


«Выезжать в Москву разрешалось всем немецким специалистам, проживающим в поселке Фрязино, но нас должны были сопровождать специально назначенные для этого лица», - сообщил F.G.G. 


Однако, с его слов, при посещении австрийского представительства он нарушал это предписание, причем «почти никто из немецких специалистов при выездах в Москву не брал с собой сопровождающего». На закономерный вопрос следователя о том, почему [F.G.G.], когда ездил в австрийское представительство, не брал сопровождающего, тот ответил, что сопровождающего он брал с собой только тогда, когда знал, что потребуется его помощь. Например, в качестве переводчика при посещении магазинов. В представительстве Австрии такой помощи в переводчике не требовалось, поэтому F.G.G. его и не брал, т.к. в целом чувствовал себя стесненным сопровождением.


О причине посещения F.G.G. представительства сообщалось уже ранее – расторжение брака с женой, а также желание получить австрийское гражданство.


На этом же ночном допросе F.G.G. решил «показать правду о преступлениях, совершенных […] против Советского Союза» и признал: «Начиная с марта 1949 года я состоял в преступной связи с австрийским политическим представительством в Москве, в частности с сотрудницей этого представительства госпожой Клеменцевич… Я имел с ней шпионскую связь».


Вот как описывал F.G.G. один из эпизодов его вербовки: «Кроме меня и Клеменцевич в комнате никого не было. После того, как Клеменцевич дала мне справку по интересующему меня вопросу, она стала говорить со мной о моем долге, как австрийского гражданина. Клеменцевич говорила, что каждый австрийский гражданин в каких бы условиях он не находился, обязан помогать государству, обязан выполнять свой долг. При этом она заявила, что хотя я и являюсь австрийском подданным, но ничего полезного для своего государства до сих пор не сделал… Я сказал Клеменцевич, что не понимаю, о чем она говорит, так как я сейчас проживаю и работаю не в Австрии и ничем своему государству помочь не могу. Клеменцевич заявила, что австрийское правительство интересуют данные о моей работе, которую я выполняю в Советском Союзе, и я бы выполнил свой долг, как австрийского гражданина, если бы поставлял подробную информацию о научно-исследовательском институте №160, в котором работаю. Предложение Клеменцевич меня очень испугало. Я ответил отказом, так как считал эту шпионскую работу ниже своего достоинства и, кроме того, боялся последствий». 


«Услыхав в начале мой отрицательный ответ, Клеменцевич сказала, что в таком случае мне нечего надеяться на поддержку со стороны  австрийского представительства в вопросе получения австрийского паспорта, которого я не имел, получения австрийского подданства для моей жены и визы на наш выезд в Австрию. Безусловно, такая перспектива  меня нисколько не прельщала, и я дал согласие поставлять Клеменцевич шпионскую информацию о Иституте-160. Мое согласие было закреплено подпиской, которую Клеменцевич здесь же написала на пишущей машинке», - сообщил на допросе F.G.G…

Комменатрии к новости

    Информация

    Сообщаем Вам:

    Посетители, находящиеся в группе Гости, не могут оставлять комментарии к данной публикации. Чтобы Вы могли оставить свой комментарий, необходимо зарегистрироваться

ДРУГИЕ НОВОСТИ


  • -->